Япония. Статьи

ЯПОНИЯ: Император как жрец

В отношении своего политического строя Япония занимает в Восточной Азии совершенно особое место. В других государствах региона монархии прекратили свое существование еще в начале XX века, и на протяжении уже многих десятилетий никто всерьез не говорит об их возрождении. В Китае, Корее, Вьетнаме монархистов практически нет - а вот в Японии почти нет республиканцев.

Это связано не только и не столько с различиями в политической истории этих стран, но с различиями в принятой там концепции монархии. Во всех других странах Дальнего Востока идейной основой монархии была разработанная еще Мэн-цзы теория «мандата Неба», по которой право на власть давалось каждой очередной династии временно и условно. Рано или поздно это право отнималось - как наказание за накопившиеся ошибки и аморальные поступки правителей.

Несмотря на то, что японская монархия по своему внешнему, ритуальному оформлению имела очень много общего с китайской (по сути - ее копировала), в Японии доктрину «небесного Мандата» не признавали. Существовало даже поверье, что книги Мэн-цзы нельзя ввозить в Японию, ибо такая попытка вызовет гнев оберегающих Японию богов и корабль, на борту которого находятся богопротивные сочинения, пойдет ко дну. По-видимому, иногда боги были все-таки милостивы, и некоторые корабли доплывали до Японии - откуда иначе там появились бы тексты Мэн-цзы? Однако труды этого философа и его последователей, которые в целом высоко ценились в Японии (в частях, не касающихся проблем легитимности монархии) на японскую концепцию монархической власти никак не повлияли.

В концепции Мэн-цзы монарх является не более чем управленцем, выбранным Небом для устройства земных дел к вящему счастью подданных. Благополучие народа и государства - его высшая цель, и он (и его потомки) остаются на престоле постольку, поскольку они осуществляют эту цель. В свой срок они будут смещены и заменены более достойными на данный момент кандидатами. По сути, конфуцианский монарх является лишь своего рода первым чиновником, назначенным на эту должность высшими силами и обладающим ограниченным правом передачи власти по наследству. В японской же концепции императорская власть является неизменной и установленной раз и навсегда по воле богов. Правящая семья была избрана богами в незапамятные времена - строго говоря, императоры сами являлись потомками богов и богами.

Первая и главная особенность японской монархии - ее неизменность и принципиальная несменяемость. Официальная версия истории монархии, существовавшая с незапамятных времен и до 1945 г., гласила, что династия была основана в 660 г. до н.э. богиней Аматэрасу, которая лично передала своему внуку Дзимму "три императорские регалии" (зеркало, меч, и яшму). Те, кто не очень верят в реальность солнечной богини Аматэрасу, пытались и пытаются отыскать более земные корни династии Ямато. Поиски эти, скорее всего, безнадежны - история рода действительно уходит в глубокую древность. Когда почти полторы тысячи лет назад, в VII в. н.э., составлялись первые японские хроники, у их авторов не оставалось памяти о тех временах, когда клан Ямато не правил японскими племенами. Уже тогда казалось, что этот клан существовал и правил всегда. Вероятно, его история началась в те времена, когда протояпонские племена через Корею переселялись в Японию, то есть в самом начале нашей эры. Есть некоторые смутные намеки, которые позволяют предполагать, что клан Ямато - изначально корейского происхождения. Однако все это остается объектом скорее домыслов, чем научного исследования. Бесспорно одно: японская правящая династия действительно является древнейшей на планете. В соответствии с традицией, нынешний император Акихито является 125-м императором династии.

Безусловно положение императора как наследника богов по прямой линии способствовало стабильности династии. С другой стороны, статус императора как своеобразного верховного жреца традиционной японской религии Синто («путь богов») отнюдь не предусматривал, что он должен обязательно обладать реальной политической властью. И действительно, нынешняя ситуация, когда японский император, окруженный всяческим почетом, не имеет ровным счетом никакого влияния на принятие политических решений, отнюдь не является исключением. Скорее наоборот - в таком положении находилось и большинство его предков. Уже ранние императоры фактически были марионетками в руках своих канцлеров, а с XII в. возникла система наследственных главнокомандующих (сёгунов), к которым реально и перешла верховная власть в стране. Именно династии сёгунов - Минамото (1192-1333), Асикага (1338-1573) и, наконец, Токугава (1603-1868) и играли в Японии роль «обычных», сменяемых династий. Сёгуна можно было свергнуть, заставить отречься от престола, разгромить в бою. Император был выше этого. Император жил в своем роскошном дворце, которого многие монархи не покидали ни разу за всю жизнь, он был окружен максимальным комфортом, но при этом обычно не имел никакого отношения к реальной политике.

В 1868 г. группа радикальных реформаторов решила отстранить от власти династию сёгунов Токугава, которую они считали коррумпированной, оторвавшейся от реальности и неспособной к проведению реформ. Эти молодые самураи выдвинули лозунг, который к тому времени уже был опробован многими оппозиционными публицистами: «Власть - императору!». Реформаторы подняли восстание, их части заняли Киото, в котром тогда находился императорский дворец, и под их давлением император Муцухито, только что взошедший на престол 15-летний подросток, объявил о том, что берет в свои руки всю полноту власти в стране. Так началась «реставрация Мэйдзи («Мэйдзи», то есть «просвещенное управление» - девиз правления императора Муцухито, японские императоры обычно именуются по девизам правления или же по своим личным именам).

Реформы оказались действительно радикальными и на удивление успешными. В кратчайшие сроки, за каких-нибудь 15-20 лет, Япония превратилась в современную развитую державу. Была создана первоклассная промышленность, образование, финансовые структуры, введена написанная по прусскому образцу конституция, основаны мощная армия и флот. Успех реформ во многом означал и успех монархии, которая теперь для японцев ассоциировалась с преобразованиями и победами. Внешние формы японской жизни были основательно европеизированы. Относилось это и к внешней стороне монархии.

После реставрации (или, как она часто называется, революции) Мэйдзи в своей внешней, ритуально-протокольно-костюмной стороне монархия отказалась от традиций, некогда заимствованных из Китая времен династии Тан (VII-X вв. н.э.), и в целом перешла к традициям, заимствованным из Европы тех лет. Императоры стали одеваться в мундиры с саблями и эполетами, появляться на людях, встречаться с иностранными дипломатами, давать приемы, принимать парады и ездить верхом. Однако эта новая оболочка была столь же внешней, как и предшествовавшая ей оболочка китайская. Суть концепции императорской власти и обоснования ее легитимности оставались неизменными. Император был по-прежнему потомком солнечной богини и верховным жрецом национальной религии Синто, а также несменяемым символом Японии.

В новых условиях осталась неизменной и другая вековая традиция - политическая пассивность императора. В большинстве случаев он просто автоматически утверждал решения, приготовленные реальными правителями страны. До конца XIX века таковыми являлись сами организаторы революции Мэйдзи, потом им на смену пришли руководители политических партий, а с конца 1920-х гг. решающую роль стал играть генералитет и ультранационалистическое офицерство. Декларации преданности императору были вполне искренними, и свою готовность отдать жизнь за императора порою на деле демонстрировали даже самые, казалось бы, прожженные и циничные политиканы. В то же самое время «император», в верности которому клялись японцы, был не столько человеком или политиком, сколько живым символом Империи. Реальным руководителем империи монарх, несмотря на свою теоретически огромную власть, так и не стал.

В 1945 г. Япония проиграла войну. К тому времени на престоле находился император Хирохито (1901-1989, девиз правления «Сёва»), правление которого началось в 1926 г. и продолжалось 63 года. Одним из важнейших (фактически - единственным) условием капитуляции Японии была неприкосновенность императора, которого американцы тогда собирались судить как «военного преступника», и сохранение в Японии императорской династии. В конце концов американцы были вынуждены намекнуть на то, что династия будет сохранена. В своем письме, переданном через нейтральные посольства, госсекретарь Бирнс заявил, что «форма правления в Японии будет выбрана в соответствии со свободно выраженной волей японского народа». После получения этого полу-обещания, Япония капитулировала, о чем император и объявил в своем знаменитом выступлении по радио 15 августа 1945 г.

С 1945 г. началась новая история японской монархии. Американцы, которые до 1952 г. формально управляли Японией, постарались, с одной стороны, снять с Хирохито ответственность за военные преступления (о некоторой относительности термина «военные преступления» мы здесь говорить не будем), а с другой - демистифицировать монархию и демократизировать ее. В обмен на обещание не отдавать Хирохито под суд, он согласился выступить с заявлением, в котором публично отказывался от своего божественного происхождения. Это заявление во многом ослабило те особые отношения, которые с незапамятных времен существовали между императорской династией и религией синто. Составленная в штабе оккупационных войск и переведенная на японский конституция 1947 г. в Статье 1 провозгласила императора «символом государства и единства народа», но не предусмотрела для него никаких обязанностей - кроме чисто ритуальных, вроде открытия очередной сессии парламента. Последующие полвека Хирохито, оставшийся «символом государства», вел довольно замкнутый образ жизни, занимаясь в основном морской биологией, в которой со временем получил мировое признание. Вообще интерес к биологии характерен для императорской семьи, многие члены которой «в миру» являются биологами (нынешний император Акихито - ихтиолог, автор 25 научных статей).

Вторая половина 1940-х годов была, пожалуй, единственным периодом в истории Японии, когда республиканское движение можно было принимать всерьез. Оно не только существовало, но и пользовалось определенной популярностью среди левых - главным образом, коммунистов и социалистов. Однако и тогда, по оценкам американской военной администрации, за сохранение монархии выступало около 90% всех японцев. В последующие времена из влиятельных политических сил за устранение монархии выступали только коммунисты, но даже и они не придавали своим республиканским лозунгам особого значения.

В 1989 г. Хирохито скончался, и на Хризантемовый трон вступил его сын Акихито. Нынешний японский император родился в 1933 г. и учился на экономическом факультете Университета Гакусюин, в котором по традиции получали образование японские аристократы. В 1959 г. наследник престола женился на Сёда Митико. Брак этот наделал немало шуму, так как избранница Акихито не была аристократкой. Дочь богатого предпринимателя, мультимиллионера, она с точки зрения традиционалистов была всего лишь простолюдинкой. Ее род не принадлежал ни к старым, тысячелетним родам, женщины из которых по традиции становились женами императоров, ни даже к «новой» аристократии, которая получила титулы европейского образца во второй половине XIX столетия. Вдобавок, Акихито, который часто встречался с Митико, играя в теннис, сам выбрал в ее качестве кандидатки - и стал первым за многие века императором, который сам выбрал себе жену (выбор, конечно, утверждала специальная комиссия).

Впрочем, сын Акихито - родившийся в 1960 г. нынешний наследный принц Арухито пошел еще дальше. Он сам долго и настойчиво ухаживал за своей избранницей Масако, дочерью карьерного дипломата, бывшего советника посольства Японии в Москве и представителя Японии в ООН. Сама Масако была одной из немногих женщин, работающих на кадровых должностях в японском МИДе, и поначалу отвергла своего принца. Энергичной выпускнице Гарварда вовсе не хотелось садиться в золотую клетку японского императорского дома и подчинять всю свою жизнь требованиям этикета и контролю вездесущего Управления делами двора.

Начавшееся в 1989 г. правление Акихито (девиз правления «Хэйсэй») во многом отличается от правления его отца. Новый император явно стремится сделать японскую монархию более «открытой», более похожей на уцелевшие европейские монархии. Показательно, что в 1989 г., вступая на престол, Акихито заплатил налог с наследства своего отца. Императорская чета сейчас часто посещает спортивные и культурные мероприятия, больницы, благотворительные учреждения - короче говоря, император ведет себя не как синтоистский верховный жрец или, тем более, живой бог, а скорее как «современный» европейский монарх. Оправдана ли эта политика? Вопрос сложный. Подобное поведение европейских монархов во многом отражает настрой их подданных, которые давно уже утеряли то почтительное отношение к общественной иерархии, которое было свойственно европейцам столетия назад. Современная европейская монархия не может опираться ни на мистику (большинство европейских обществ секуляризовано до предела), ни на привычку к иерархии, отсюда и стремление к «рациональной», «дешевой» и «открытой» монархии. Японское общество тоже постепенно меняется - и, скорее всего, в том же самом направлении. Однако перемены эти остаются медленными, и особого давления на монархию пока нет. Так что, возможно, решение сделать монархию более доступной и земной в стратегическом плане является ошибочным, хотя в плане тактическом оно явно добавило монархии популярности.

В любом случае, положение монархии в Японии представляется весьма прочным. Республиканского движения в стране нет и, кажется, не предвидится. Японская императорская семья избежала судьбы своих восточноазиатских соседей - в том числе и благодаря тому, что далекие предки современных японцев весьма избирательно отнеслись к трудам великого китайского мудреца Мэн-цзы.

Все статьи о стране →

Добавить
В ИЗБРАННОЕ!
нас добавили уже 1866 человек!
© 2007-2017. Послы.ру. Все права защищены.

Продвижение сайта - ООО Оптима