Южная Корея. Статьи

Российские "челноки" в Корее

Обращаю внимание читателей на то, что данная статья (точнее, текст передачи) подготовлена в 1996 г. и отражает ситуацию 1994-1996 гг. На мой взгляд статья представляет некоторый исторический интерес - поэтому я и поместил ее здесь.

Сегодня я хотел бы начать небольшую серию передач, которая будет посвящена довольно своеобразному аспекту связей Кореи и России -- знаменитым "челнокам". Как знает подавляющее большинство наших слушателей, так в России сейчас именуют своего рода "мелких международных торговцев", людей, которые делают бизнес (и, как правило, неплохой), закупая за границей товары ширпотреба и потом перепродавая их в России.

Надо сказать, что то обстоятельство, что в России существует челночный бизнес в его нынешнем виде -- не очень хороший признак. Челночная торговля в разных формах характерна для бедных, политически нестабильных или неблагополучных в экономическом отношении стран -- Польши, Китая, государств СНГ. В странах побогаче челноков как таковых нет, их роль выполняют специализированные торговые фирмы, представители которых расплачиваются за покупки через банки и не таскают сами огромные мешки с товарами. Тем не менее, положение нашей страны в последние годы, как все знают, трудно назвать блестящим, и поэтому неизбежно, что поставки одежды, обуви и иных предметов ширпотреба в Россию организованы именно таким способом. Предпринимающиеся время от времени Москвой попытки немного подоить челночную торговлю в итоге приводят только к тому, что одежда и обувь в России становятся еще более дорогими, еще менее доступными для потребителя.

Понятно, что челноки, которые рыскают по всему свету в поисках дешевых и качественных товаров, делают закупки только в там, где это действительно выгодно. Как известно, наибольшей популярностью у мелких русских бизнесменов пользуются Турция, Польша, Китаай, страны Персидского Залива и, конечно, Корея, что во многом является комплиментом качеству работы местной легкой промышленности. То, что на рынках Сеула часто слышится русская речь -- еще одно доказательство того, что хорошую одежду и изделия массового спроса здесь можно купить дешево.

Первые российские челноки появились в Корее в конце 1992 и начале 1993 года, то есть тогда, когда я сам уже жил в этой стране. Помню свое удивление, когда на сеульских рынках я впервые услышал русскую речь. Однако прошло лишь совсем немного времени, и в 1993-1994 годах на Сеул обрушился настоящий поток российских торговцев. По оценкам моей знакомой, президента специализирующейся на обслуживании челноков фирмы, в 1994 году, когда бизнес достиг, пожалуй, своего пика, в Корею еженедельно прилетало около 150 челноков. Даже "Аэрофлот" был вынужден отреагировать на этот могучий поток и ввел тогда многочисленные дополнительные рейсы между Москвой и Сеулом.

Первое время российские челноки привозили с собой сравнительно скромные суммы, и в 1993 году закупка товаров на 10 -15 тысяч долларов считалась очень крупной. Однако с течением времени обороты нарастали, и очень быстро, ведь в те времена норма прибыли была просто баснословной, и при умелом обращении и минимальном везении 10 тысяч долларов за год превращались в 30 а то и 40 тысяч. Поэтому в 1994-1995 годах обычными стали ситуации, когда челнок привозил с собой до 100 тысяч долларов. На корейцев эти суммы производили ошеломляющее впечатление, ведь русские торговцы, резонно не доверяя родимым банкам и всячески стремясь избежать драконовских российских налогов ввозили деньги наличными. Даже опытным корейским бизнесменам редко приходилось видеть те, в самом буквальном смысле слова, чемоданы с деньгами, которые заменяли их российским партнерам кошельки.

Впрочем, в последние два года челночный бизнес в Корее пошел на спад. Вызвано этого было как изменением внутренней российской ситуации (рынок потребительских товаров постепенно насытился), и постоянным увеличением таможенных пошлин, так и ростом цен в самой Корее, где местная легкая промышленность оперативно отреагировала на выросший спрос. В результате вот уже около года как русская речь все реже слышна на сеульских рынках. В деле смогли сейчас остаться в основном только самые удачливые челноки, которые оперируют крупными суммами и ведут бизнес с постоянными партнерами. Впрочем, пока на плаву держаться и некоторые мелкие предприниматели (особенно это относится не к Сеуле, а к Пусану, куда можно легко добраться из Владивостока морем).

Кто такие российские челноки? Как и где они ведут дела? На эти вопросы я и постараюсь ответить в следующих передачах.

Итак, этой передачей я продолжаю маленький цикл программ, посвященных деятельности в Корее российских торговцев ширпотребом -- челноков. В прошлый раз я рассказывал об истории торговозакупочной деятельности мелких русских бизнесменов в Корее, а сегодня я хочу подробнее рассказать вам о том, как они работают.

В челноки идут самые разные люди, из разных мест, с разным образованием, вкусами, интересами. Объединяет их коммерческая хватка, умение, как говорится, не упустить своего, и, конечно, дух авантюризма, бесстрашие -- и деловое, и личное. Быть челноком -- и тяжело, и опасно, хотя, безусловно, и выгодно. Вдобавок, это один из немногих видов бизнеса в России, в котором некоторые шансы на успех имеет (или, точнее, на первых порах имел) даже тот, у кого не было ни связей в старой коммунистической или новой демократической номенклатуре, ни пресловутых бандитских завязок, ни даже особо больших денег. Кроме того, челночный бизнес -- один из немногих видов российского бизнеса, в котором женщины играют заметную роль. Некоторые из них попали туда из системы торговли, а некоторые стали челночить, стремясь найти приработок к зарплате. Излишне говорить, что вскоре это приработок превысил зарплату в десятки раз. То, что в российских магазинах сейчас есть хоть что-то, в первую очередь -- заслуга челноков, ибо легко представить себе, чтобы творилось, занимайся снабжением наших городов наши нынешние власти. Немало среди челноков выпускников вузов, что вызывает в Корее удивление. Многие из корейцев бывают просто ошеломлены, когда узнают, например, что вот этот российский или украинский торговец -- врач, а вот этот -- юрист или инженер. И врач, и юрист, и инженер в Корее -- высокооплачиваемые специальности, их доходы неизмеримо выше, чем доходы самого удачливого лавочника, да и в целом корейцы относятся к торговле, особенно мелкой, достаточно свысока, считая ее не самым достойным занятием. Поэтому вид хирурга, волокущего баулы с кожаными куртками, повергает их в шок.

В принципе в Корее российские челноки ведут свой бизнес в двух местах -- в Сеуле и Пусане -- главном корейском порту, что находится на южном побережье полуострова. Пусанские и сеульские челноки во многом не похожи друг на друга. Пусан, который находится в полутора сутках пути от Владивостока, часто посещается русскими судами, так что и попасть туда, и отправить товар обратно в России -- сравнительно дешево и просто. Поэтому в Пусане челноков очень много, там даже возник целый русский район, приспособленный к их вкусам. Конечно, и в Пусане немалую часть торговли ведут крупные российские предприниматели, но там по-прежнему могут действовать и мелкие одиночки, производящие на свой страх и риск закупки на небольшие, в несколько тысяч долларов, суммы. Дешевизна поездки и доставки делает это возможным. Кроме того, активно занимаются челночным бизнесом экипажи российских судов, для которых это -- немалый приработок к зарплате.

В Сеуле же ситуация совершенно другая. Там закупки делают в основном предприниматели из Москвы, Петербурга и иных городов европейской России (а также и стран СНГ). Товар отправляется грузовыми самолетами, и стоит такая отправка немало, 5 долларов килограмм. Кроме того, приходится платить и немалые пошлины. Поэтому подобная торговля рентабельна только при больших оборотах, тетушке с парой тысяч долларов там, как правило, делать нечего, разве что она оказалась в Сеуле каким-то другим образом и стремится, как говориться, "окупить поездку". Однако львиная доля челночной торговли в Сеуле осуществляется мамонтами челночного бизнеса, людьми, которые могут вкладывать в товары по 50-100 тысяч долларов в каждый свой приезд. Бывают случаи, когда российские челноки в Сеуле закупают товара и на четвертьмиллиона долларов, чтобы потом набить им целый грузовой самолет, а порою -- и не один. Раньше большинство челноков приезжало в Сеул с помощью специализирующихся на их обслуживании русских фирм, с туристскими визами. Они покупали там обычно недельный тур (визы, авиабилеты, гостиница с завтраком, встреча и проводы). В последнее время ситуация несколько изменилась, и все большее количество крупных российских челноков предпочитает индивидуальные полеты. Конечно, групповой тур, купленный в фирме, стоит дешевле, но сейчас для тех, кто, вопреки постоянно возрастающим таможенным пошлинами и налогам, по-прежнему остается в бизнесе, несколько сотен долларов экономии не имеют особого значения. Как же организован сам челночный бизнес, каковы "труды и дни" российского челнока в Сеуле? Об этом мы поговорим в следующий раз, заключительной передаче нашего мини-цикла.

Итак, сегодня я бы хотел завершить мини-цикл передач, посвященных российским челнокам в Корее. Как я уже говорил, российские торговцы в Корее действуют в основном в Сеуле и Пусане -- крупном порту южного побережья. В Пусане челноков гораздо больше, но приезжают они, как правило, со сравнительно небольшими суммами (благо Пусан находится в полутора сутках плавания от Владивостока). В Сеуле же в последние пару лет челночным бизнесом могут с успехом заниматься только весьма серьезные предприниматели.

Итак, российский челнок появляется в Сеуле. Он размещается в гостинице, которая представлена ему туристской фирмой, обеспечившей визы и билеты, либо же в той, какую он выбрал сам. Очень часто корейские партнеры встречают его прямо в аэропорту, ведь большинство тех, кто остался в бизнесе после неоднократных повышений таможенных пошлин, имеет в Корее постоянных партнеров, которыеи готовят товар к его приезду.

Разместившись в гостинице, челнок отправляется на закупки. Как правило, он обходит своих партнеров, но может и сам на всякий случай пройтись по оптовому рынку, присмотреться к ценам, поискать новые интересные товары. В Сеуле существуют три главных рынка, но наибольшей популярностью у российских челноков пользуется рынок Тондэмун, что находится в центре города. Рынок этот изначально строился как оптовый. Конечно, и индивидуальные покупатели могут там купить что-нибудь себе, но в целом главными клиентами рынка являются оптовики, владельцы магазинов и лавочек из всех корейских городов и деревень. На рынок поступает продукция с заводов, с рынка она отправляется по всей стране или за рубеж. Впрочем, непосредственно на рынке продукцию закупают только представители Польши, России, Китая и стран СНГ, в Америку или, скажем, Австралию корейская одежда и обувь отправляются по совсем иным каналам.

Любопытно, что напрямую с заводами русские челноки дел, как правило, не имеют. Оптовики на рынках отказываются давать своим российским партнерам координаты заводов. Это и понятно, ведь оптовые рынки существуют только на перепродаже. Есть, впрочем, и иная причина: заводы, как правило, соглашаются иметь дело лишь с крупными партиями, а даже самый серьезный челнок едва ли возьмется за продажу, скажем, 500 абсолютно одинаковых кожаных курток (на меньшее завод, как правило, не согласен).

После того, как товары закуплены, их отправляют в представительство карго-компании, то есть специальной компании, занимающейся отправкой грузов за границу. Там товар тщательно пакуется и взвешивается. Килограмм груза в Россию стоит примерно 3-4 доллара, кроме того, по прибытии надо платить пошлины, которые доводят транспортные расходы до 7 долларов за килограмм, так что весь бизнес становится рентабельным лишь при условии крупных объемов закупок. Груз идет до Москвы, Петербурга или Киева примерно 4-5 дней. По морю товары в Европейскую Россию челноки не отправляют -- слишком уж много времени занимает такая перевозка. К тому времени, когда груз прибывает на таможню, челнок уже дома и руководит его так называемой "растаможкой", то есть получением с таможни после уплаты всех пошлин (и взяток, разумеется). Дальше товар продается российским оптовикам, а челнок готов в новый рейс. Для того, чтобы бизнес крутился с нужной скоростью, челнок должен ездить на закупки почти ежемесячно, некоторым удается выезжать и чаще. Что закупают челноки? На этот вопрос ответить непросто, так как конъюнктура меняется постоянно. В основном они отправляют в Россию одежду, обувь, изделия из кожи, предметы галантереи, временами -- запчасти к автомобилям или игрушки.

Сами челноки зарабатывают неплохо. Некоторые из тех, кто занялся этим бизнесом в 1992-1993 годах, когда начинать было легко, а прибыли были высоки, стали богатыми людьми, и их доходы, если верить молве, измеряются десятками тысяч долларов в месяц. Впрочем, это скорее исключения, но пару-другую тысяч долларов в месяц имеют почти все работающие с Сеулом челноки.

В то же самое время для корейской экономики российские (как и иные челноки) -- не более чем третьестепенный приработок. Я не раз слышал от российских челноков рассуждения о том, насколько они необходимы Кореи, и улыбался про себя. Экономика Кореи давно уже держится не на кожаных плащах или мягкой игрушке, а на тяжелой промышленности, и пара удачно проданных супертанкеров дает стране куда больше валюты, чем все российские челноки, вместе взятые.

Все статьи о стране →

Добавить
В ИЗБРАННОЕ!
нас добавили уже 1893 человек!
© 2007-2017. Послы.ру. Все права защищены.

Продвижение сайта - ООО Оптима