Австралия. Статьи

Австралия — страна кенгуру и иммигрантов

1. КАК ЭТО НАЧИНАЛОСЬ

Всем известно, что начиналась Австралия как британский ГУЛАГ, как место каторги и ссылки. Меньше известно, однако, что «каторжный» период ее истории был не слишком долог: с 1788 по 1868 г. К середине XIX века стало ясно, что огромный незаселенный континент богат природными ресурсами и, вдобавок, идеально подходит для ведения сельского хозяйства. Возможность дешево приобрести землю или найти хорошо оплачиваемую работу привлекала в Австралию переселенцев из Англии. Многие ехали и за золотом, богатые залежи которого были открыты в 1851 г. в штате Виктория. Среди первых иммигрантов преобладали выходцы с Британских островов - как собственно англичане, так и ирландцы, но «золотая лихорадка» привела и к появлению китайцев, которые на иных приисках составляли до трети старателей. В 1861 г. доля китайцев достигла 3,8% населения Австралии.

Их появление вызвало немало недовольства. Одной из причин был расизм, ведь дело происходило в конце XIX века, в эпоху расцвета расовых теорий. Немалую роль играло и восприятие австралийцами своей страны как отдаленного форпоста Британской Империи, как своего рода «второй Англии» на самом краю земли - статус, который требовал сохранения идентичности перед лицом «желтой опасности». Однако главными инициаторами антикитайского законодательства были не ревнители расовой чистоты и не защитники стратегических интересов Империи, а левые силы, точнее - профсоюзы, которые в эгалитарной Австралии всегда были очень влиятельны. Китайцы соглашались на очень скромную оплату своего труда, и для привыкших к большим зарплатам австралийских рабочих они являлись опаснейшими конкурентами. В результате в конце XIX века был принят ряд законов, которые ограничили въезд в Австралию выходцев из Азии.

В 1901 г. была основана Австралийская Федерация. Сейчас это событие официально подается как основание австралийского государства, но это, скорее, его позднейшая реинтерпретация. В 1901 г. о государственности и, тем более, независимости никто не думал, речь шла не более чем об умеренной автономии Австралии в составе Британской Империи. Одним из первых законов Федерации стал «Акт об ограничениях на иммиграцию», который запретил въезд в Австралию выходцам из стран Азии. Так началась «политика белой Австралии», проводившаяся вплоть до 1972 г. Иммиграция из стран Южной, Восточной и Центральной Европы не запрещалась напрямую, но всячески ограничивалась, так что вплоть до Второй Мировой войны Британские острова оставались почти единственным источником иммигрантов. Иммигрантам-англичанам оплачивался проезд до Австралии, а также выдавались подъемные (расходы на это делились между собственно британским и австралийским бюджетом). Поскольку среди первопоселенцев преобладали мужчины, на рубеже веков существовали и специальные программы привлечения переселенцев-женщин. Действовали эти программы до тридцатых годов, но каким-то непостижимым образом воспоминания о них до сих пор сохранились среди россиян - многие до сих пор уверены, что «женщин в Австралии не хватает».

До конца сороковых годов Австралия не сомневалась в том, что является не более чем частью - пусть и отдаленной - Британской Империи. «Британскость» во всех ее проявлениях всячески культивировалась в стране - и не без успеха. Во время первой мировой войны 300 тысяч австралийцев вступили в армию и, верные приказам из Лондона, отправились сражаться с турками в Галлиполи. Большинство из них составляли добровольцы, каждый пятый погиб, каждый второй был ранен или побывал в плену. При этом не возникало вопроса о том, за какие, собственно, интересы австралийцы гибнут под стенами Стамбула: интересы Великобритании тогда большинство австралийцев воспринимало как собственные. От немногочисленных иммигрантов-небританцев ожидали быстрейшей ассимиляции. Как вспоминают старики, до войны разговор на «неправильном» (то есть неанглийском) языке в общественном месте вызывал весьма недружелюбные взгляды, а порою - и соответствующие комментарии.

Ситуация изменилась в конце сороковых. К тому времени выросло новое поколение австралийцев, представители которого меньше ассоциировали себя с Англией (тем более, что Вторая мировая война продемонстрировала полное бессилие Империи на Дальнем Востоке). Австралия все более воспринимала себя не как провинцию Великобритании, а как отдельное государство. В 1949 г. было введено австралийское гражданство, отдельное от британского - хотя собственными загранпаспортами и собственной валютой Австралия обзавелась много позднее. В то же самое время для послевоенного восстановления требовались рабочие руки. В этих условиях в 1947 г. началось осуществление масштабной программы привлечения иммигрантов и был пересмотрен «Акт об ограничениях на иммиграцию». Разумеется, об отмене «политики белой Австралии» речи идти еще не могло - расизм потерял поддержку интеллектуалов, но на уровне массового предрассудка был по-прежнему очень силен. Однако в новых условиях правительство стало охотно принимать переселенцев из Южной и Восточной Европы - итальянцев, греков, поляков, прибалтов, хорватов, а также русских (из числа бывшей белой эмиграции в Китае и «перемещенных лиц»).

На протяжении 1945-1972 гг. в австралийской иммиграционной политике были заметны две тенденции. С одной стороны, сокращались прямые дотации иммигрантам - была прекращена оплата проезда, выплата подъемных и т.п. В то же самое время, постепенно отменялись национальные и расовые ограничения, и, соответственно, снижалась доля переселенцев из Великобритании в общем потоке мигрантов. Окончательный перелом произошел в 1972 г., когда была отменена «политика белой Австралии». Это решение было неизбежным. Во-первых, расизм окончательно вышел из моды, во-вторых, торговля со странами Азии к тому времени составляла 52% всего австралийского товарооборота, в-третьих, иммигранты из Азии все чаще были не просто дешевой рабочей силой, а носителями технологий и, главное, денег, которые требовались Австралии.

Собственно говоря, с 1972 г. и начался современный период истории австралийской иммиграции. О нем - разговор особый.

2. ИММИГРАЦИЯ СЕЙЧАС

Иммиграционная квота, который устанавливается правительством, в девяностые годы составляла 50-80 тысяч человек в год (в это числе входят не все категории иммигрантов). Население Австралии - 19 млн. чел., из которых 23% являются иммигрантами первого поколения, то есть родившимися за границей. Откуда едут в Австралию в наши дни? Статистика Министерства иммиграции (DIMA) утверждает, что в течение 1990-2000 гг. наибольшее количество иммигрантов прибыло из Новой Зеландии и Англии (13,3% и 12,5%). Однако это, во многом, «лукавая цифра». Высокая доля новозеландцев связана с тем, что они пользуются в Австралии особым статусом. Гражданам Новой Зеландии право на ПМЖ (permanent residence) по прибытии в Австралию предоставляется автоматически, даже если они собираются пробыть в стране кенгуру только несколько месяцев. Поэтому многие новозеландцы, учитываемые статистикой как иммигранты, в действительности таковыми не являются.

За Новой Зеландией и Великобританией следуют Гонконг (6,1% всех прибывших на ПМЖ в 1990-2000), Китай (5,8%), Вьетнам (5,7%), Филиппины (4,4%) и Индия (4,1%). Кроме того, в первой десятке присутствуют Южная Африка, Югославия и Малайзия. Таким образом, нынешняя иммиграция по преимуществу азиатская.

В России часто приходится встречаться с представлениями о том, что нынешняя «политкорректность» чуть ли не навязана западному обществу, и что где-то в глубине души «белое население» страдает от наплыва «цветных» и мечтает от них избавиться. Не знаю, как обстоят дела в других странах, но в Австралии я этого как-то не замечал. Впрочем, мое мнение не столь уж важно. Важнее другое: так уж получилось, что заметную часть моих австралийских друзей и знакомых составляют этнические китайцы, и они говорят то же самое - с расизмом и на бытовом, и на служебном уровне они сталкиваются очень редко. Велика и постоянно растет доля смешанных браков. Если говорить о тех же китайцах, то с представителями других этносов вступили в брак 39,1% китайцев и 24,3% китаянок, создавших семью на протяжении 1996-1998 годов. Достаточно пройтись по улицам Канберры, чтобы убедиться в том, насколько высока интеграция среди молодежи: расово сегрегированные молодежные компании практически не встречаются, в большинстве групп можно увидеть представителей самых разных национальностей (австралийцы постарше по улицам попросту не ходят - они либо работают, либо сидят дома и упиваются собственной «прайваси»). То же самое относится и к большинству учреждений, хотя из этого правила есть исключения. Белых не слишком много в конторах, связанных с фундаментальной наукой и высокими технологиями - наукой и инженерным делом все больше занимаются иммигранты из Азии. С другой стороны, потомки европейских переселенцев по-прежнему преобладают в таких областях как юриспруденция и политика.

Конечно, полной идиллии нет. Этнические преступные группировки существуют и в Австралии - особенно отличаются по этой части выходцы из стран Ближнего Востока, переселенцы с островов Тихого Океана и, временами, вьетнамцы. Впрочем, масштабы проблемы не следует преувеличивать: в отличие от США, «опасных» районов в австралийских городах нет, за возможным исключением сиднейской Парраматты. Многие общины склонны к злоупотреблению щедрой (скажем прямо - излишне щедрой) австралийской службой социального обеспечения. Особо дурной славой в этом отношении пользуются ливанцы и вообще иммигранты из стран Ближнего Востока, а также наши бывшие соотечественники из числа эмигрантов «третьей волны».

Многие австралийцы старшего поколения не довольны тем, что страна постепенно меняется, утрачивает привычный облик. На почве этого раздражения и возникла австралийская антиммграционная партия - One Nation Party, предводительствуемая рыжеволосой Полиной Хансон, бывшей рыботорговкой из штата Квинсленд. Однако показательно, что и эта партия - ультраправая по австралийским меркам- не решается напрямую выступать против «азиатской иммиграции», и призывает ограничить иммиграцию как таковую (другое дело, что в современной Австралии «иммиграция как таковая» и «азиатская иммиграция» - практически синонимы).

Как организована иммиграция? При въезде в страну поначалу человек получает не гражданство, а право на постоянное проживание (permanent residence) в Австралии. Выдается оно на неограниченный срок, но через два года обладатель этого права может подавать на полноценное гражданство, а может и не подавать - на практике разница между гражданином и «постоянно проживающим» не слишком велика. Я пять лет прожил в Австралии в качестве «постоянного резидента», и ни разу не столкнулся ни с какой дискриминацией. Единственная проблема - невозможность участвовать в выборах, но это-то можно пережить… Все прочее, включая налоги, медицинское обслуживание и пенсионное обеспечение, у «постоянно проживающих» - такое же, как и у граждан.

Есть пять способов получить право на постоянное проживание в Австралии (имеется и шестой - «в порядке исключения», но он используется в действительно исключительных случаях). Первый - это т.н. skilled migration. По сути - это система «проходного балла». Кандидат в австралийцы подает в посольство заявление, сдает экзамен на знание языка, предоставляет необходимые документы, а посольство проводит несложные расчеты, начисляя - по нормативам - очки за возраст, образование, специальность, знание языка. Национальность при этом значения не имеет: набрал нужное количество баллов - приходи в посольство за постоянной визой. Второй способ - employer nomination. Этот способ предусматривает, что человек приглашается в Австралию, чтобы занять конкретное рабочее место. При этом будущий работодатель должен доказать бюрократам, что найти специалиста равной квалификации среди австралийцев в принципе невозможно (на практике доказать это могут только крупные фирмы или государственные учреждения). Третий способ - бизнес-иммиграция. От бизнес-иммигранта требуется либо инвестировать в австралийскую экономику от 400 тыс. долларов на срок от трех лет, либо доказать наличие крупного капитала и собственную деловую состоятельность. Четвертый способ - воссоединение семей, а пятый - политическая иммиграция, въезд в Австралию в качестве беженца, спасающегося от преследований на родине.

Именно последние два способа - воссоединение семей и политэмиграция - сейчас и вызывают основное раздражение. Только очень наивные люди (которых среди австралийцев, надо признать, немало) могут принимать за чистую монету все те страшилки, которые рассказывают о своем прошлом кандидаты в «беженцы». Количество этих кандидатов растет, и сейчас таких просителей прибывает более 10 тысяч в год. Привлекают их, во-первых, воспоминания о тех временах, когда австралийское правительство охотно предоставляло статус беженцев всем выходцам из стран с «неправильными» режимами, а, во-вторых, рассказы о щедрых системах социального обеспечения, которые позволяют легальному жителю Австралии благополучно жить, нигде особо не работая. Рассказы эти, увы, не слишком преувеличены. Понятно, что налогоплательщику не очень хочется брать на свое содержание этих новоприбывших, которые в своем большинстве не обладают ни образованием, ни трудовыми навыками, ни даже желанием работать - в Австралии и своих бездельников хватает. Поэтому в последние годы программы приема «беженцев» постепенно свертываются, а сам подход к беженцам - ужесточается. В то же время никто не сомневается в необходимости продолжать и далее политику skilled migration - рабочие руки и хорошие мозги Австралии нужны.

Помимо иммигрантов легальных, есть и иммигранты нелегальные, те самые «люди с лодок» (boat people), которые прибывают в Австралию морем, на рыболовных сейнерах и катерах. Китайцы и вьетнамцы, как правило, стараются раствориться в стране и найти работу на принадлежащих их соотечественникам предприятиях, а выходцы из мусульманских стран, наоборот, обычно сдаются властям и пытаются получить статус беженца, доказывая, что на родине их, как борцов за демократию, подвергали утеснениям злобные диктаторы и их клевреты. Особенность Австралии - жесткое отношение к нелегальным иммигрантам. Легализоваться, если тебя не признали «беженцем», практически невозможно. Учитывая общие настроения, на послабления рассчитывать не приходиться и в будущем. Если лидеру либералов (австралийские тори) Ховарду удастся выиграть выборы 2001 г. и остаться премьер-министром на третий срок, то решающую роль в этом сыграет именно жесткость Либеральной партии в отношении нелегалов и претендентов на статус «беженца».

3. НАШЕ МЕСТО В ОБЩИХ РЯДАХ

Какое же место среди австралийских иммигрантов принадлежит россиянам? Надо признать - довольно скромное. Время от времени встречаются утверждения, что в Австралии проживает «около 100 тысяч» выходцев из России. Возможно, так оно и есть - но лишь в том случае, если в число «выходцев» включать всех, у кого на протяжении двух или даже трех поколений был хотя бы один предок, рожденный в Российской Империи - СССР - РФ. Если же говорить строго, то, по данным переписи 1996 года, в Австралии проживало 14.079 уроженцев России и 5.405 уроженцев Украины. К ним можно добавить выходцев из прибалтийских республик (Литва - 4.223 человека, Латвия - 8.023 человека, Эстония - 2.830 человек), но представители этих общины, как правило, не владеют русским и держатся отдельно от «экс-советского населения». Всячески подчеркивают свою особость и довольно многочисленные западные украинцы. Таким образом, даже если считать, что «мой адрес - Советский Союз», количество наших соотечественников в Австралии не превышает 40 тысяч человек (примерно треть из которых - прибалты). Для сравнения: уроженцев Великобритании в Австралии - более миллиона, уроженцев Италии - 238.249, уроженцев Вьетнама - 151.058.

Русские жили в Австралии с начала XIX века, они были даже среди высланных туда каторжан, но только в конце 1940-х годов россияне стали прибывать в Австралию в заметных количествах. Советско-российская колония в Австралии очень разобщена, состоит из группировок, представители которых не слишком хорошо ладят друг с другом. Уже в 1945-1955 гг. в Австралии встретились, по сути, две волны русской иммиграции. Часть прибывших тогда россиян состояла из «харбинцев» - бывших белоэмигрантов, после революции живших в Китае. После прихода к власти коммунистов многие из них перебрались в Австралию. Другая часть иммигрантов состояла из «перемещенных лиц», то есть жителей СССР, которые оказались на Западе во время войны и предпочли не возвращаться домой. Среди них было немало бывших бойцов РОА и иных марионеточных армий, полицаев, сотрудников гитлеровской администрации - в те времена в Австралии предпочитали не интересоваться прошлым переселенца и не спрашивать, чем он «занимался до 1945 года». Не удивительно, что «белые русские», которые сочетали крайний антикоммунизм с русским патриотизмом, плавно переходящим в шовинизм, обычно сторонились своих «перемещенных» соотечественников. Третья волна советско-российских иммигрантов прибыла в Австралию в семидесятые и восьмидесятые годы. Состояла она из «еврейской эмиграции», представители которой осели в основном в Мельбурне, в районе Сан-Кильда, который сейчас местами напоминает прославленный Брайтон-бич. Они тоже, в целом, держались отдельно как от «перемещенных лиц», так и от «харбинцев», среди которых антисемитизм встречался, мягко скажем, не так уж редко. Представители последней волны, четвертой по счету, стали прибывать в Австралию в начале девяностых. В 1991-1996 гг. в Австралию переселилось более 5000 россиян и около 4000 украинцев. В большинстве своем это - молодые образованные специалисты, которые либо прибывали в Австралию по индивидуальным приглашениям крупных австралийских фирм, либо же набрали достаточное количество баллов для skilled migration.

В целом среди всех российских иммигрантских групп наименее подверженными ассимиляции оказались «харбинцы», для которых их русская идентичность всегда была предметом гордости (кроме того, старшее поколение всерьез рассчитывало на то, что им удастся вернуться в Россию и, более того, занять там заметные позиции в обществе). Некоторым белоэмигрантским семьям удалось сохранить русский язык на протяжении двух и даже трех поколений. Тем не менее, их нынешние потомки, правнуки и праправнуки белых офицеров, в своем большинстве русского не знают. У представителей других «волн» ассимиляция идет гораздо быстрее - ведь они, как правило, уверены, что покинули Россию/СССР навсегда, и возвращаться назад не собираются. Впрочем, похожая ситуация существует и у иных этнических групп. При всех разговорах о мультикультурализме, второе поколение иммигрантов в своем подавляющем большинстве не владеет языком предков.

***

Так можно ли «в случае чего уехать в Австралию»? Легко - если Вам нет 35, если Вы при этом свободно говорите по-английски, имеете хорошую специальность и высшее образование (кандидатская степень - предпочтительнее). Если Вам больше 40 - тоже не следует огорчаться. Нужно только пользоваться мировой известностью (хотя бы и в узко-профессиональных кругах) или же иметь лишние 400-500 тысяч долларов, которые можно инвестировать в австралийскую экономику. А вот принадлежность к белой расе или к женскому полу эмиграции в Австралию не мешает, но и не помогает (если, конечно, речь не идет о собирающейся замуж за австралийца русской красавице)…

Источник: А. Н. Ланьков
Все статьи об Австралии →

Добавить
В ИЗБРАННОЕ!
нас добавили уже 1929 человек!
© 2007-2018. Послы.ру. Все права защищены.

Продвижение сайта - ООО Оптима