Франция. Статьи

История Франции

Завоевание Галлии римлянами. В 58 до н.э. Гай Юлий Цезарь ввел римские войска в Галлию, территорию т.н. Трансальпинской и Цизальпинской Галлии. Однако последняя, простиравшаяся на севере до Рейна и на западе от Роны до Атлантического океана, сохраняла независимость от римских властей. Там проживали разные племена, которых греки называли кельтами, а римляне – галлами. Эти племена ок. 500 до н.э. начали переселяться на запад с территории своей родины, находившейся в верхней части бассейна Дуная, и ок. 350 до н.э. заселили бульшую часть территории современной Франции. Во времена Цезаря они давно миновали стадию варварства, вели оседлый образ жизни и занимались земледелием. Исключение составляли немногочисленные жители укрепленных городов, для которых основными занятиями были ремесла и добыча полезных ископаемых. Жители Галлии пользовались греческим алфавитом и создавали различные художественные изделия. Особенно известна расписная керамика, отличавшаяся своеобразным стилем, в котором прослеживаются греческие и восточные влияния. В политическом и общественном отношении Галлия представляла собой развитую племенную организацию. Во главе племен стояли военачальники или выборные вожди. Однако среди этих племен не было единства, Галлия раздиралась жестокими войнами и была раздроблена на множество государственных образований.

Вскоре после вторжения в Галлию Цезарь двинул свои легионы к северу от Трансальпинской провинции. Он хотел подчинить всю Галлию Риму, и в 51 до н.э. в результате жестокой семилетней войны эта цель была достигнута.

Традиционная племенная организация Галлии была уничтожена лишь во время правления Августа (27 до н.э. – 14 н.э.), а ее обширная территория была разделена на три провинции. Задолго до окончания первого столетия н.э. Галлия стала одной из богатейших частей Римской империи, главным поставщиком продовольствия: галльское вино, оливковое масло и зерно продавались во всем средиземноморском регионе. Галльские виллы пережили нашествие германских племен и стали центрами сельского хозяйства в эпоху раннего Средневековья. Выросли новые города, в которых обосновались купцы, ремесленники и представители других профессий. Здесь изготавливались прославленные красноцветные обливные керамические изделия с выпуклыми рисунками. Галлия стала центром производства тонкого шерстяного сукна, стеклянных и бронзовых изделий, а также предметов из железа. По водным путям и дорогам, проложенным с юга на север, от Средиземного моря до Ла-Манша, развивалась оживленная торговля. Центром этой торговли стал Лугдунум (Лион).

В эту богатую провинцию хлынули римские колонисты, которые, перемешавшись с галлами, создали галло-римскую культуру и общество. Остатки роскошных вилл, четко спланированных городов и архитектурных памятников свидетельствуют о высоком уровне развития экономики, общества и культуры, который был характерен для Галлии в первые 300 лет римского господства. Изящный храм, т.н. «Квадратный дом», построенный Агриппой в Ниме, театр в Оранже, амфитеатр в Арле и великолепный арочный акведук Пон-дю-Гар около Нима – таковы величественные памятники римской эпохи в Галлии.

Распад Западной Римской империи. Начиная с 3 в. произошли глубокие изменения в политической, экономической и культурной жизни Римской Галлии. После смерти последнего римского императора из династии Северов в 235 на большей части Западной Римской империи воцарилась политическая анархия. Затем, вплоть до 284, этой империей последовательно правили 25 человек, причем лишь один из них мирно скончался в своей постели. Ослаблением империи воспользовались германские племена, обитавшие к северу и востоку от Дуная и Рейна. Они постоянно проникали через границу, а у императоров не хватало времени, сил и ресурсов, чтобы изгнать варваров из Галлии и соседних провинций. С 259 по 268 римский полководец Постумий захватил власть в Галлии и провозгласил себя «императором галлов». При императоре Аврелии (270–275) Западная империя была временно восстановлена, но после его убийства вновь началась анархия, которая продолжалась до тех пор, пока императоры Диоклетиан (284–305) и Константин (305–337) не предприняли последних попыток восстановить Западную империю.

При пересмотре административного деления Галлия из провинции была преобразована в префектуру, которой управлял префект. Затем она была разделена на более мелкие административные единицы – епархии во главе с наместниками (викариями). Пограничные оборонительные войска были реорганизованы в мобильные единицы быстрого реагирования. В целях стабилизации общества все население по функциям и занятиям делилось на наследственные группы.

Экономика Римской империи долгое время развивалась неравномерно. Западные районы всегда в какой-то степени паразитировали за счет восточных, где были сосредоточены более значительные трудовые, промышленные и торговые ресурсы, и таким образом складывался неблагоприятный баланс торговли, который искусственно поддерживался на протяжении столетий. В конечном итоге власти западной части империи были вынуждены уделить внимание развитию сельского хозяйства. Диоклетиан и Константин реорганизовали систему сбора налогов таким образом, что бульшая их часть поступала в виде натуральных продуктов. Земледельцы были обязаны поддерживать продуктивность своих наделов, поскольку налоги выплачивались за счет урожая. В 330 Константин перенес столицу империи из Рима в Константинополь, осознав, что он и его преемники должны находиться поблизости от богатейших экономических ресурсов империи. Хотя Галлия и другие западные провинции входили в состав Римской империи вплоть до 5 в., после Константина Западная Римская империя перестала существовать.

Галлия при Меровингах. 4 и 5 столетия были периодом политического брожения. На смену Западной Римской империи пришли германские государства, во главе которых стояли наиболее могущественные вожди. В 415 в Испании и южной Галлии, непосредственно примыкавшей к Пиренеям, обосновались вестготы. В конце 5 в. Остготское королевство, занимавшее весь Апеннинский п-ов, присоединило юго-восточную часть Галлии. На севере Галлия была населена разными племенами, преимущественно франками, алеманами и бургундами. Однако только франкам удалось основать на территории Франции прочное государство.

В последней четверти 5 в. франки, проникшие в Галлию из низовьев Рейна, расселились на северо-востоке (на территории современной Бельгии). Оттуда во время правления знаменитого короля Хлодвига (481–511) из рода Меровингов (согласно легенде, происходившего от мифического вождя Меровея) они распространились по всей Галлии. В 486 Хлодвиг вступил на путь завоеваний, и к 511 под его властью оказалось 3/4 всей территории Галлии. Он захватил последнее римское владение между Соммой и Луарой, а затем повернул на юг, разбил алеманов и присоединил их земли к своему государству. Вскоре после битвы он и его войско были крещены епископом Реймским. Это положило начало тесным узам между франками и западным христианством. Такая связь сыграла решающую роль в развитии и христианской церкви, и Франкского государства. Хлодвиг понял, что новая религия весьма благоприятствует его политической деятельности. В 507 он лишил вестготов большей части земель в Галлии, мотивируя это тем, что они – язычники. За последние четыре года жизни путем заговоров, убийств и грубого давления ему удалось захватить бульшую часть Галлии.

В соответствии с германскими обычаями, после смерти Хлодвига королевство было разделено между его сыновьями, которые, несмотря на взаимные распри, в целом продолжали расширять франкские владения. Однако последующие разделы земель и гражданская война неизбежно привели к ослаблению государства. Род Меровингов постепенно угас, и в 639 после кончины Дагоберта меровингские правители фактически утратили свою власть. Политическая власть перешла к зажиточным местным землевладельцам. В самой Галлии одна семья, которая контролировала северные и западные районы (известные под названием Нейстрии), враждовала с другой семьей, которая держала под контролем северо-восточную Галлию и Рейнские земли (Австразию). Этой враждой воспользовались майордомы (первоначально это были старшие управляющие королевским двором, заведовавшие дворцовым хозяйством и руководившие служащими), которые осуществляли контроль над недееспособными меровингскими королями. Власть переходила из рук в руки, наконец, в 687 нейстрийский род потерпел поражение в битве с Пипином II, главой австразийского рода (последний был затем переименован в каролингский, поскольку из него вышел Карл Великий). Майордомы из этого рода определяли политику Франкского государства.

В политическом, экономическом, социальном и культурном отношениях Галлия при Меровингах не выдерживала сравнения с Римской Галлией 2 в. Галло-римское общество испытывало глубокий упадок и во всех отношениях уступало римскому. Однако франки высоко ценили римскую цивилизацию и предпринимали все возможные меры для ее сохранения. Хлодвиг и его преемники лелеяли мифическое представление о продолжении римского господства в Галлии. Они присваивали себе римские титулы, окружали себя придворными по образцу окружения Диоклетиана, поддерживали римские законы. Обычаи франков были изложены на латинском языке в Салической правде. Несмотря на упадок городской цивилизации, обедневшие города все еще кормились за счет торговли и ремесел. В обращении еще ходили старинные золотые монеты (solidus), выпущенные римлянами, а Средиземное море оставалось торговым путем, связывавшим Византийскую империю с Западом.

Тем не менее культура и наука сильно деградировали. Об уровне культуры Меровингов свидетельствует История франков, созданная епископом Григорием Турским в конце 6 в.

Франция при Каролингах. Победа, одержанная Пипином II в 687, стала решающим событием в возрождении франкского королевства, поскольку все земли Меровингов были объединены под одним могущественным майордомом, который стал фактическим правителем. Карл Мартелл, сменивший своего отца в 714, упрочил позиции династии Каролингов, одержав победу над мусульманами в битве у Тура в 732 и оттеснив их к югу от Пиренеев. Поскольку Карл воспринимался теперь как защитник и вождь западного христианства, папа обратился к нему с просьбой прогнать лангобардов, наступавших на Рим. Однако Карл еще не был готов для выполнения этой миссии и передал ее своему сыну Пипину III, сменившему его на престоле в 741.

Продолжительная связь пап и франков оказалась взаимовыгодной. В 751 папа, обеспокоенный наступлением лангобардов, которые только что захватили Равенну, вновь обратился за помощью к франкам. Пипин III попросил папу сначала решить вопрос о том, кто должен быть королем франков. Папа ответил, что, по его мнению, королем должен быть человек, который правит страной. Тогда последний марионеточный меровингский король был низложен и отправлен с бритой головой в монастырь, а Пипин III провозглашен королем на собрании влиятельных франков. Через три года он ответил на папскую просьбу, совершив поход в Италию и заставив лангобардов отступить к северу. В Риме Пипин пожаловал папе земли в Центральной Италии, т.н. Папскую область, и обещал отстаивать права папы на них («Дар Пипина»).

Карл Великий. Пипин III умер в 768, оставив королевство двум сыновьям – Карломану и Карлу, впоследствии прозванному Великим. После кончины Карломана в 771 Карл стал единственным наследником престола. Во время его правления Франкское государство достигло наибольших размеров и окрепло. На протяжении почти 75 лет территория современной Франции была лишь частью обширного государства, простиравшегося от Пиренеев до Ла-Манша и от Адриатического моря до Балтийского. За короткое время Карл Великий подчинил себе лангобардов, саксов и баваров и продвинул восточную границу в глубь германских земель. Он создал там линию пограничных округов для защиты от аваров и славян. Вдоль Пиренеев он организовал т.н. Испанскую марку – пограничную полосу, сдерживавшую натиск мусульман.

Карл Великий сумел наладить эффективное управление государством, назначая для этого в каждом административном округе (герцогстве или графстве) чиновников. Временами, при необходимости принятия чрезвычайных мер, Карл Великий созывал совет знатных людей. Однако обычно он правил с помощью нескольких преданных советников, входивших в состав королевского суда.

Об энергии Карла Великого свидетельствуют его указы, т.н. капитулярии, затрагивавшие любой аспект управления – от церковной организации до устройства королевских поместий. Непрерывно разъезжая по стране, он сумел установить прямой контроль даже над отдаленными провинциями. Для обеспечения более тесных контактов с местной администрацией он направлял своих придворных инспекторов (missi dominici) выявлять недостатки в управлении, разбираться в жалобах и вершить правосудие. В день Рождества Христова в 800 в соборе св. Петра в Риме папа Лев Ш возложил на Карла Великого императорскую корону. Карл Великий стал императором Священной Римской империи.

Преемники Карла Великого. Неустойчивое положение империи обнаружилось после кончины Карла. При его преемниках сразу проявилась тенденция к распаду государства. Сын и преемник Карла Людовик I Благочестивый (814–840) не смог справиться с тяжелым бременем управления империей. Когда Людовик скончался в 840, его три сына начали борьбу за власть. Старший из них, Лотарь, был признан императором и получил Италию. Однако его положение оспаривалось братьями, один из которых, Людовик Немецкий, правил восточными франками, а другой, Карл Лысый, – западными франками. В 842, одержав победу над Лотарем в сражении у Фонтене, Карл и Людовик произнесли знаменитую Страсбургскую клятву о взаимной помощи. Тогда Лотарь пошел на компромисс, и в 843 три брата подписали Верденский договор. Лотарь сохранил свой императорский титул и получил полосу земель, простирающихся от Рима через Эльзас и Лотарингию к устью Рейна. Людовик вступил во владение восточными землями – Восточно-Франкским королевством, а Карл – во владение западными землями – Западно-Франкским королевством. С тех пор эти три территории развивались самостоятельно, хотя между 884 и 887 они на короткое время объединились при каролингском императоре Карле Толстом. В средние века Германия уже никогда больше не объединялась с Францией. Они управлялись разными королевскими династиями и превратились в политических и военных противников.

Феодальная система. Развитие крупного землевладения и закрепощение крестьян удовлетворяли насущные потребности правящего класса империи Каролингов. Вместе с тем надо было также создавать военные и политические структуры. Начиная с Карла Мартела Каролинги стали передавать крупные земельные наделы, включающие одну или несколько сеньорий, представителям аристократии, которые, получая землю и доходы с нее, обязывались поставлять определенное количество вооруженных всадников в королевскую кавалерию. Землевладелец получал дань от человека, которого он наделял землей и который именовался вассалом. Выплата вассалом дани своему господину означала, что они заключили между собой соглашение, по которому вассал был обязан пройти воинскую службу. Время от времени вассалы должны были выполнять некоторые другие услуги, например, помогать в управлении и вершить правосудие, участвуя в суде господина над другими вассалами, давать советы и оказывать помощь в политических вопросах. Вассалам приходилось также платить налоги в пользу господина. Поскольку каждый вассал был обязан поставить своему господину определенное число всадников, он отдавал часть своих земель другим людям, которые в свою очередь становились его вассалами и обязаны были поставлять ему всадников.

Карл Великий и некоторые из его преемников делали все возможное, чтобы стимулировать образование и теологические исследования. В этом направлении удалось добиться некоторых успехов, поэтому историки назвали этот период Каролингским Ренессансом. Карл Великий, Людовик Благочестивый и Карл Лысый приглашали ученых к своим дворам, чтобы они писали учебники по латинской грамматике и риторике, теологии и философии, а также обучали будущих преподавателей школ при кафедральных соборах и монастырях. Карл Великий собрал вокруг себя таких ученых, как Алкуин, Павел Диакон и Петр Пизанский. Эйнгард, который создал жизнеописание Карла Великого, был близким другом Людовика Благочестивого. Карл Лысый был последователем Иоанна Скота Эриугены, философа и теолога 9 в.

Франция при Капетингах. После распада империя Каролингов стала легкой добычей для врагов. Африканские и испанские мусульмане (мавры) напали на южное побережье, оттеснили жителей во внутренние районы страны и установили контроль над западным Средиземноморьем. Из Азии через Восточную и Центральную Европу вторглись орды венгров, которые прорвались сквозь оборонительные сооружения на востоке и проникли далеко на запад – до Бургундии и Прованса. Самую мощную и серьезную опасность, однако, представляли собой набеги викингов в конце 8 – начале 10 в. из Скандинавии. Эти захватчики, плававшие вдоль северных и западных берегов Франции на своих длинных открытых маневренных судах, грабили поселения на побережье, а затем стали захватывать и заселять земли на севере Франции. Такую цель, по-видимому, ставила перед собой армия викингов, осаждавшая Париж в 885–886, и только благодаря героическим защитникам, которыми руководили граф Одо и епископ Гозлен Парижский, викингов удалось отбросить от стен города. Карл Лысый не смог оказать помощь и лишился трона. Новым королем в 887 стал граф Одо Парижский.

Местные феодальные предводители для защиты своих владений от викингов увеличивали набор рекрутов и возводили крепости в стратегически важных местах. Однако в одном районе – между р.Соммой и Бретанью – предводителю викингов Роллону удалось закрепиться, и король Карл Простой из династии Каролингов вынужден был признать его права на эти земли при условии признания верховной королевской власти. В этом районе, который стал известен как герцогство Нормандия, викинги быстро усвоили франкскую культуру и язык и были ассимилированы местным населением.

Смутный период между 887 и 987 в политической истории Франции был отмечен борьбой между родом графа Одо и династией Каролингов. Эта борьба изнуряла Францию вплоть до 987, когда крупные феодальные магнаты отдали предпочтение роду Одо и избрали королем Гуго Капета, графа Парижского.

В качестве законно избранных королей Франции Капетинги пользовались уважением, им повиновались все крупные феодалы страны. В 10–11 вв. крупные графства Фландрия, Тулуза, Шампань, Анжу и более мелкие – Тур, Блуа, Шартр и Мо фактически были независимыми землями. Такое же положение занимали герцогства Аквитания, Бургундия, Нормандия и Бретань. Капетинги в ту эпоху были настолько слабыми правителями, что не могли контролировать даже своих вассалов в Иль-де-Франсе – на родовых землях Капетингов, простиравшихся от северных предместий Парижа до Орлеана. Порой короли терпели поражения в битвах с крупными феодалами. Капетинги смогли выжить только благодаря тому, что они представляли законную власть, находились на вершине феодальной иерархии и поддерживали идеалы церкви, а знать не видела в них опасности.

Усиление королевской власти. Упрочение власти Капетингов и окончательное превращение Франции в крупнейшую державу Средневековья начались во время правления Людовика VI Толстого (1108–1137), который сменил бездеятельного Филиппа I (1060–1108). За время своего 30-летнего правления Людовик установил контроль над собственными землями. Он заставил всех своих вассалов в Иль-де-Франсе признать его своим законным господином и исправно выполнять феодальные обязательства. Людовик разрушил замки, служившие прибежищем не подчинившихся ему феодалов, и завоевал контроль над остальными замками. Получив прямой контроль над территорией, прилегающей к Парижу, Людовик занялся делами управления. Он назначал только лояльных и способных чиновников, которых называли прево. Они исполняли королевскую волю и всегда находились под надзором короля, постоянно разъезжавшего по стране. Перед самой смертью Людовик женил своего сына, тоже Людовика, на Альеноре Аквитанской, наследнице крупнейшего герцогства Франции.

Преобразования, происходившие в Иль-де-Франсе при Людовике VI, в точности повторились в других крупных феодальных государствах. Графство Фландрия превратилось в самое влиятельное государство на севере Европы. От городов и шерстопрядильного производства фландрские графы получали большие доходы и вскоре накопили значительное богатство. Столь же сильным было герцогство Нормандия, ненамного отставало графство Анжу. Знаменитые ярмарки 12 в. в Шампани обеспечили этому графству широчайшую известность в Европе.

Критический этап в истории династии Капетингов приходится на 1137–1214 годы. Желание уничтожить эту династию появилось у королей Англии, которые были сильными и решительными противниками. Еще в 1066 герцог Нормандии Вильгельм Завоеватель разгромил армию короля англо-саксов Гарольда в битве при Гастингсе и присоединил его богатое королевство к своему герцогству. Обладая таким плацдармом, Вильгельм и его преемники обрели мощь, не имевшую себе равной во Франции. Во время правления Людовика VII (1137–1180) английские короли захватили почти половину Франции и даже присоединили Иль-де-Франс. Английский король Генрих II (1154–1189) овладел не только Англией и Нормандией, но также графствами Анжу, Мен и Тур, унаследованными от отца, графа Жоффруа Анжуйского, который был женат на английской королеве Матильде. Из-за недальновидности Людовика VII он сумел еще больше расширить свои владения во Франции. Брак Людовика VII и Альеноры Аквитанской оказался неудачным. Людовик был не в состоянии понять пылкую Альенору и простить ее любовные увлечения во время 2-го крестового похода (1147–1149). Кроме того, у супругов не было наследника. В итоге в 1152 Людовик уговорил папу разрешить ему развод. Из-за этого непродуманного поступка он потерял юго-западную Францию, а Генрих II Английский за два месяца добился руки Альеноры и присоединил ее герцогство к своим обширным владениям на материке. Генрих II, король Англии, получил контроль над Бретанью, женив своего сына Жоффруа на наследнице этого герцогства. Он заручился также поддержкой графов Тулузы и Оверни. Генрих создал обширное феодальное государство, почти окружавшее Иль-де-Франс.

Филипп II Август. Если бы Людовика VII на престоле сменил другой столь же нерешительный король, Францию могла бы постигнуть катастрофа. К счастью, наследником стал его сын Филипп II Август (1180–1223), один из величайших королей средневековой Франции. Подстрекая к мятежу против Генриха II и поощряя его междоусобную борьбу с сыновьями, управлявшими землями на материке, Филипп смог воспрепятствовать посягательствам на свою власть. После единственного политического поражения Генриха II на материке он вынудил его возвратить пограничные крепости и выплатить военные репарации. Во время правления преемника Генриха Ричарда I (1189–1199) Филиппу везло меньше. Оба короля начали свои отношения с уверений в дружбе. Ричард признал владения Филиппа во Франции, и оба поклялись отправиться вместе в 3-й крестовый поход (1189–1192). Однако по пути в Палестину они поссорились. В 1191 Филипп сказался больным и вернулся во Францию, чтобы составить заговор против Ричарда. Объединившись с вассалами в английских владениях и с младшим братом Ричарда Иоанном, Филипп спровоцировал волнения во Франции и Англии. После того как по возвращении из крестового похода в 1192 Ричард был взят в плен в Австрии и передан за выкуп императору Священной Римской империи Генриху VI, Филипп безнаказанно вторгся во владения Ричарда. Однако в 1194 Ричард был освобожден и вернулся во Францию, чтобы свести счеты с Филиппом. Вплоть до 1199 он постоянно одерживал победы. Только внезапная смерть Ричарда во время грабительского набега спасла Филиппа от дальнейших поражений. Филипп продолжил свои интриги против преемника Ричарда Иоанна (1199–1216). Спустя короткое время он призвал Иоанна явиться на феодальный суд в Париже, чтобы отчитаться в некоторых поступках, которые были сочтены неподобающими для вассала. Иоанн пренебрег этим приглашением, и его объявили преступником, а принадлежавшие ему земли присудили конфисковать. В разразившейся в 1202 войне Филипп одержал полную победу и за два года лишил Иоанна всех его владений во Франции, за исключением Гаскони.

Однако деятельность Филиппа на этом не завершилась. В 1214 ему пришлось вновь сразиться с Иоанном и с широкой коалицией германских и нидерландских правителей в Бувине на юге Фландрии. Там он нанес решительное поражение войскам Иоанна, Оттона IV и фламандцев. Так Филипп утвердил гегемонию Франции в Западной Европе на последующее столетие.

Помимо объединения северных и центральных районов Франции, Филипп заложил основу для присоединения юго-западной части страны. В 1208, когда папа Иннокентий III призвал к крестовому походу против графства Тулузы, где пустила глубокие корни альбигойская ересь, Филипп, не вмешиваясь лично, поощрил французскую знать к участию в этом походе. В 1213 Тулуза была завоевана и оккупирована войсками Симона де Монфора и его крестоносцев. Хотя впоследствии граф Тулузский вернул свои земли, преемник Филиппа сумел распространить королевскую власть и на эту территорию.

Филипп преобразовал королевские финансы по образцу английского казначейства, расширил полномочия королевского суда, реформировал местное управление. Его самым прогрессивным нововведением было назначение чиновников для управления вновь образованными судебными округами. Получая от короля заработную плату, эти новые чиновники преданно исполняли королевские поручения и помогали объединять вновь завоеванные территории. Сам Филипп стимулировал развитие городов во Франции, предоставляя им широкие права самоуправления.

Людовик IX. Во время кратковременного правления сына Филиппа Августа Людовика VIII (1223–1226) к королевству было присоединено графство Тулуза. Теперь Франция простиралась от Атлантического океана до Средиземного моря. Когда Людовик VIII умер, престол перешел к его двенадцатилетнему сыну Людовику IX (1226–1270), которого впоследствии назвали Людовиком Святым. Пока король оставался несовершеннолетним, королевство подстерегали опасности. Происходили мятежи феодалов, заговоры и крестьянские восстания.

Людовик не считал нужным расширять границы королевства насильственным путем. Наголову разгромив английского короля Генриха III, он в 1259 подписал Парижский договор, по которому признал права англичан на Гасконь в обмен на подтверждение Генрихом III французских прав на Нормандию и сопредельные земли. Годом раньше, заключив договор в Корбее, Людовик разрешил спор между Францией и Арагоном. В подобных деяниях он проявил чувство этики и терпимости, беспрецедентное для средневековой эпохи. В результате во время долгого правления Людовика IX Франция почти всегда жила в мире. Исключение составило лишь участие короля в двух крестовых походах. Однако 6-й крестовый поход против Египта (1248–1250) во главе с Людовиком завершился полным поражением. Его армия, обескровленная чумой и боями, была вынуждена сдаться в плен. За Людовика и других оставшихся в живых пришлось заплатить большой выкуп. Будучи уже старым и немощным, в 1270 он выступил в 7-й крестовый поход против турок в Северной Африке. Там король и умер еще до начала боевых действий.

Самым значительным наследием Людовика IX для Франции было совершенствование системы управления. Для проверки чиновников, действующих на местах от его имени, он ввел практику инспекционных поездок представителей короля. Людовик активно участвовал в работе королевского суда и временами созывал верховный суд Франции, называвшийся парламентом. Казначейство тоже действовало довольно эффективно и было укомплектовано служащими, которые разбирались в финансах. Будучи преданным церкви, он тем не менее не разрешал папе оспаривать прерогативу королевской власти и не позволял религиозным судам вмешиваться в юрисдикцию королевских трибуналов.

Правление Филиппа III (1270–1285) представляло собой продолжение политики Людовика IX. Попытка Филиппа расширить королевство закончилась неудачно: в Арагонской кампании 1285 его армия потерпела поражение, а сам он был убит. Существенным историческим достижением Филиппа была договоренность о женитьбе его сына на наследнице графства Шампань, что гарантировало присоединение этих богатых земель к королевским владениям.

Филипп IV Красивый. Правление Филиппа IV Красивого (1285–1314) по своему значению приравнивается к правлениям Филиппа Августа и Людовика Святого. Деятельный поборник нововведений, Филипп сыграл существенную роль в превращении Франции в современное государство. Окружив себя такими советниками, как Пьер Флот, Гийом Ногарэ и Пьер Дюбуа – людьми, целью которых было усиление и централизация королевской власти, Филипп заложил основы абсолютной монархии.

Филипп методично расширял территорию королевства. Для оправдания захвата земель своих вассалов он использовал нормы феодального права, пользуясь своим положением повелителя всей Франции. В 1294–1303 ему почти удалось завоевать Гасконь, владение английского короля Эдуарда I. Филипп намеревался прибрать к рукам богатое графство Фландрию, примыкавшее с другой стороны к его королевству, и даже какое-то время удерживал его. Однако весной 1302 фламандцы восстали, перебили французский гарнизон в Брюгге, а затем в битве при Кортрейке (Куртре) разгромили французскую армию. Таким образом, в средние века Фландрия так и не вошла в состав Франции. Однако на юго-востоке Филиппу удалось приобрести Франш-Конте и земли вокруг городов Лион и Тулуза.

Филипп ограничил участие пап в управлении французской церковью, выступил против передачи дел из французских религиозных судов в папский суд и отклонил требование папы о том, чтобы духовенство облагалось налогами только с папского согласия. Филипп игнорировал буллы Бонифация VIII, утверждавшие превосходство церкви и папы над королями. Если духовенство отказывалось выплачивать ему налоги, он объявлял его вне закона и даже разрешил своим сторонникам захватить Бонифация в качестве заложника в итальянском городке Ананьи. Этот поступок привел к скорой кончине пожилого папы. Затем Филипп обеспечил избрание на папский престол французского прелата, повелел ему остаться во Франции и поселиться в городе Авиньоне, в Провансе. Здесь папы пребывали на протяжении большей части 14 в. как настоящие марионетки французских королей. Чтобы упрочить свое положение, Филипп выдвинул мнимые обвинения в ереси против старинного рыцарского ордена крестоносцев – тамплиеров. Филипп решил присвоить богатства ордена и таким образом ликвидировать долги монархии. В 1307 он заставил папу заняться делами тамплиеров. В ходе фальсифицированных судилищ, пыток и преследований, продолжавшихся в течение семи лет, тамплиеры были полностью разорены, а их имущество отошло к короне.

С именем Филиппа связывается первый созыв Генеральных штатов Франции, традиционно рассматриваемых как национальное собрание, состоявшее из представителей нескольких сословий: первого (духовенство), второго (феодалы) и третьего (горожане). Чтобы получить средства на войны и обеспечить общественную поддержку своей политической и военной деятельности, Филипп встречался с членами собраний в 1302, 1308 и 1314.

После себя Филипп (ум. 1314) оставил централизованное государство. Французская феодальная аристократия была недовольна упрочением монархии и наложенными на нее ограничениями. После смерти Филиппа дворяне потребовали соблюдения гарантий традиционных феодальных прав. Хотя выступления феодалов удалось подавить, они способствовали ослаблению династии Капетингов, которая теперь страдала от кратковременных правлений королей и отсутствия прямых наследников. Когда сын Филиппа IV Людовик Х (1314–1316) умер, династия Капетингов впервые за 329 лет осталась без наследника по мужской линии. Собрание крупных феодалов приняло решение, что корона должна перейти к брату Людовика Х Филиппу V, который правил с 1316 по 1322. Такой же шаг был повторен в 1322, и на этот раз престол достался брату Филиппа V Карлу IV (1322–1328). Когда последний тоже скончался, не оставив сына, корона перешла к его ближайшему родственнику по мужской линии, двоюродному брату Филиппу Валуа – основоположнику династии Валуа, которая удерживала бразды правления Францией до конца средних веков.

Экономический подъем при Капетингах. Франция при Капетингах пережила подъем экономики. Когда в 987 Гуго Капет был провозглашен королем, на территории Франции в окружении лесов было множество деревень, население которых занималось сельским хозяйством. Дорог практически не было. Едва ли можно было найти населенный пункт, похожий на город. Столица Париж представлял собой небольшую крепость, расположенную на острове Сите на р.Сене. Королевские подати выплачивались почти исключительно натуральными продуктами. Подлинной торговли и промышленности не существовало. Однако постепенно в конце 10–11 вв., с установлением политической стабильности в северо-западной Европе, появилась возможность заниматься торговлей. Купцам часто приходилось жить за крепостными стенами. Постепенно многие из них поселялись в местах, удобно расположенных для ведения торговли или занятия ремеслом, таких, как Париж, Лион, Руан, Труа, Тур, Бордо, Тулуза, Нарбон и других, расположенных на побережьях морей и по берегам рек, а также вдоль дорог. Вокруг новых торговых поселений возводились стены, и таким образом возникали средневековые города.

С начала 11 в. жители городов освобождались от феодальной зависимости и приобретали права свободных граждан. Они могли покупать, продавать и отчуждать собственность и вносили номинальную арендную плату за свои земли и дома. Горожанам предоставлялись некоторые торговые привилегии. На протяжении 12–13 вв. сотни общин приобрели эти новые элементарные привилегии. Более просвещенные короли и феодалы поощряли такие тенденции, поняв, что новые города способствуют развитию торговли, промышленности и эксплуатации различных экономических ресурсов.

От юридических, экономических и социальных привилегий оставалось сделать небольшой шаг к завоеванию политических прав. Начиная с 11 в. наиболее крупные города добились самоуправления. Такие города, называвшиеся коммунами, избирали свои советы, которые и вершили все их дела. Эти советы принимали постановления, затрагивавшие все аспекты городской жизни, начиная от экономического регулирования торговли и производства до содержания школ, больниц и фортификационных сооружений. Советы занимались сбором налогов и отчислением из них необходимой суммы феодалам-землевладельцам.

В 13 в. Франция сильно преобразилась и заметно отличалась от государства времен Карла Великого или Гуго Капета. Организовывались компании; появились аккредитивы и переводные векселя, чтобы облегчить кредит и обмен денег, в деловых центрах создавались отделения банков; для снижения экономического риска развивалось страхование. Удачливые купцы вкладывали свои доходы в предприятия и поместья. В 12–13 вв. бульшая часть экономической деятельности Франции находилась под контролем предпринимателей, которые по своему поведению и сути были капиталистами. Хотя экономика страны еще базировалась на сельском хозяйстве, все большее значение приобретали рыночные отношения и оборот капитала.

Развитие культуры. Преобразование экономики Франции, начавшееся в конце 10 в., явилось предпосылкой для развития культуры. В 900 такие интеллектуальные достижения, как умение читать и писать по-латыни, были доступны только клиру. Роль церкви во Франции была очень слаба. Однако в 10 в. под влиянием клюнийского движения, распространившегося из основанного в 910 в Бургундии монастыря Клюни, церковь выступила за прекращение торговли церковными должностями и упрочение иерархии духовенства. В 11 в. эта реформа была поддержана возрожденным папством, и в конце 11 в. церковь во Франции стала такой динамичной силой, что смогла возглавить 1-й крестовый поход и обратила энергию на повышение уровня образования населения. Монастыри снова стали центрами просвещения, а в Лаоне, Шартре и Париже возникли знаменитые кафедральные школы. На базе парижской школы в конце 12 в. был организован знаменитый Парижский университет, который стал образцом для других французских университетов, возникших в 13–14 вв. В Париж стремились самые известные средневековые ученые, включая Пьера Абеляра, Фому Аквинского и Альберта Великого. В Париже и других центрах просвещения культивировалась латинская литература. Греческие классики, в первую очередь Аристотель, переводились на латинский язык. Усердно изучалось и систематизировалось римское каноническое право, сочинялись богословские произведения, составлялись энциклопедии. В Париж и другие французские университеты приезжали студенты со всей Европы. Во Франции основательное изучение латинского языка и литературы привело к созданию замечательной латинской лирической и эпической поэзии странствующими школярами и студентами, которых называли голиардами, или вагантами. Вскоре появились сочинения в прозе и стихах на народном языке.

Франция выделялась своими достижениями в области искусства и архитектуры. В 11 – первой половине 12 в. были построены величественные романские церкви с внушительными, украшенными скульптурами фасадами и колоннами, массивными стенами с примыкающими галереями. Среди этих необычайно красивых церквей – Сен-Сернен в Тулузе, Нотр-Дам в Клермон-Ферране, Сен-Трофим в Арле и Аббе-оз-Ом в Кане. Великолепными и оригинальными архитектурными творениями средневековой Франции были готические кафедральные соборы. Стиль готики, получивший развитие в Иль-де-Франс примерно в середине 12 в., затем распространился во всей Франции и Западной Европе. Самые красивые соборы и церкви были построены именно в Иль-де-Франс и соседних районах. Среди них выделяются собор Парижской Богоматери (Нотр-Дам) и кафедральные соборы в Реймсе, Шартре, Лаоне, Амьене, Бове и Суасоне. Совершенная гармония и пропорции в композиции, скульптурные украшения и искусно выполненные оконные витражи свидетельствуют о достижении высокого уровня технических знаний и художественного мастерства. Памятники готической архитектуры служат красноречивыми доказательствами блеска французской культуры в средние века.

Короли династии Валуа. Столетняя война. На протяжении полутора столетий история Франции была омрачена интервенцией, гражданской войной и правлением множества посредственных королей. Когда на престол взошел Филипп VI Валуа (1328–1350), ему досталось самое могущественное государство Европы. Почти вся Франция признавала его как правителя, и ему подчинялись папы в Авиньоне. Однако за несколько лет ситуация резко изменилась из-за его нерадивого правления и Столетней войны, разразившейся между Францией и Англией в 1337. Надеясь стяжать лавры победителя и вернуть Англии утраченные владения во Франции, король Эдуард III (1327–1377) предъявил притязания на французский престол как внук Филиппа IV Красивого по материнской линии. Эдуард вторгся во Францию с армией, небольшой по численности, но включавшей массу искусных лучников. В битве при Креси на севере Франции в 1346 Эдуард наголову разбил французов. Затем после 10 лет приграничных сражений другая английская армия под предводительством сына Эдуарда, «Черного Принца», нанесла не менее жестокое поражение французам в битве при Пуатье в 1356. Новый французский король Иоанн Добрый (1350–1364) был взят в плен и освобожден за огромный выкуп. В 1360 Франция была вынуждена заключить мир, и по договору, подписанному в Бретиньи, Эдуарду III были отданы земли вокруг города Кале и территория, примыкающая к английской Гаскони.

Страна потеряла часть территории, пострадала от бедствий войны, утратила согласие между королем и феодальной аристократией, была разорена войсками и шайками наемных бандитов, в 1348–1350 началась эпидемия чумы. Иоанна сменил на троне его способный сын Карл V (1364–1380), который изменил ход войны и отвоевал почти все утраченные владения, кроме небольшой территории вокруг Кале. Будучи еще дофином, Карл жестоко подавил крестьянское восстание (Жакерию) в 1358 и движение парижан, возглавлявшееся купеческим старшиной Этьеном Марселем.

На протяжении 35 лет после смерти Карла V война велась в форме отдельных набегов и осад: обе стороны – как французская, так и английская – были слишком слабы, чтобы вести крупные военные операции. Следующий король, Карл VI (1380–1422), на протяжении большей части жизни был безумен. Поэтому правление осуществлялось соперничавшими между собой группами дворян во главе с дядьями короля – герцогами Бургундским и Орлеанским. Воспользовавшись трудным положением Франции, английский король Генрих V (1413–1422) вторгся в эту страну в 1415 и нанес французской армии сокрушительное поражение в битве при Азенкуре, а затем начал завоевывать Северную Францию. В Париже бургундцы взяли на себя временное управление Францией, однако вскоре, испугавшись наступления войск Генриха V, вступили в переговоры с орлеанистами. Переговоры прервались в 1419, когда герцог Бургундский – Иоанн Бесстрашный был заколот насмерть одним из орлеанистов. Сын и наследник Иоанна Филипп Добрый немедленно заключил союз с Генрихом V и подписал унизительный для Франции договор в Труа (1420). По его условиям Генрих V должен был жениться на дочери французского короля Екатерине и после кончины Карла VI стать королем Франции. Однако в 1422 смерть настигла и Генриха V, и Карла VI, и королем Франции был провозглашен годовалый сын Генриха V и Екатерины – Генрих VI.

В 1422 англичане удерживали бульшую часть Франции, расположенную к северу от р.Луары. Под руководством герцога Бедфорда они предпринимали нападения на укрепленные города, которые защищали южные земли, еще принадлежавшие сыну Карла VI – дофину Карлу. В 1428 английские войска осадили Орлеан. Однако весной 1429 французской армии, возглавляемой Жанной д'Арк, удалось изгнать англичан, и осада города была снята. Постепенно англичане были изгнаны и из других городов, а дофин в 1429 был коронован в Реймском соборе под именем Карла VII (1422–1461). Убежденная, что ее миссия завершена, Жанна просила разрешить ей вернуться в родную деревню Донреми в Лотарингии. Но Карл, понимая ее значение как объединительного национального символа, отказался удовлетворить эту просьбу. В 1430 враги захватили Жанну в плен, судили как еретичку и ведьму и в 1431 сожгли на костре на рыночной площади в Руане.

В последующие 20 лет французская армия вытеснила англичан, и в 1453 после взятия Бордо под властью Англии оставался только порт Кале. После многих военных и политических неудач закончилась Столетняя война, и Франция, наконец, обрела былое величие. Во второй половине 15 в. страна снова стала самым сильным государством Западной Европы.

Укрепление монархии. Людовику ХI (1461–1483) удалось усовершенствовать абсолютную монархию во Франции. Он выбрал советников из буржуазной среды и обеспечил растущему среднему классу стабильное и безопасное правление в обмен на финансовую и политическую поддержку. Он уничтожил также последние проявления феодальной оппозиции. Путем многолетних интриг и дипломатии он подорвал мощь герцогов Бургундских, своих самых серьезных соперников в борьбе за политическое господство. Бургундский герцог Карл Неистовый был убит, а его армия потерпела поражение в битве при Нанси в 1477. Государство, созданное герцогами Бургундскими на территории между Францией и Германией, было частично присоединено к Франции.

Эпоха французского Ренессанса. За три десятилетия между смертью Людовика ХI (1483) и восхождением на престол Франциска I (1515) Франция рассталась с эпохой Средневековья. Подданные Карла VII (1483–1498) и Людовика ХII (1498–1515) вряд ли понимали значение этих изменений. Именно 13-летнему принцу, вступившему на престол в 1483 под именем Карла VIII, суждено было стать инициатором преобразований, которые изменили облик французской монархии при Франциске I. От своего отца Людовика ХI, самого ненавистного из правителей Франции, Карл получил в наследство страну, в которой был наведен порядок, а королевская казна была существенно пополнена. Правление Карла VIII было отмечено двумя важными событиями. Женившись на герцогине Анне Бретонской, он включил ранее независимую провинцию Бретань в состав Франции. Кроме того, он возглавил триумфальный поход в Италию и дошел до Неаполя, объявив его своим владением. Хотя он был вынужден отступить под давлением объединенных сил Священной Римской империи, папства и нескольких итальянских городов, эта экспедиция дала выход честолюбивым амбициям его дворян и дала возможность познакомиться с богатством и культурой Италии эпохи Ренессанса.

Карл умер в 1498, оставив трон герцогу Орлеанскому. Вступив на престол под именем Людовика ХII (1498–1515), новый король приобрел известность благодаря двум деяниям. Во-первых, он тоже повел французских дворян в итальянский поход, на этот раз притязая на Милан и Неаполь. Во-вторых, именно Людовик ввел королевский заем, сыгравший столь роковую роль через 300 лет. Введение королевского займа позволило монархии изымать деньги, не прибегая к чрезмерному налогообложению и не обращаясь к Генеральным штатам. Брать деньги взаймы французским королям, конечно, приходилось и раньше. Однако новым было введение регулярной банковской процедуры, по которой гарантией займа становились налоговые поступления из Парижа. С тех пор как самым крупным источником налогов стали города, среди которых самым большим и самым богатым, несомненно, был Париж, эта новая банковская система оказалась выгодным источником королевских доходов. Она предоставляла возможности для инвестиций зажиточным горожанам Франции и даже банкирам Женевы и Северной Италии.

Наследником Людовика стал его бойкий двоюродный брат и зять, граф Ангулемский. Ему досталась богатая и мирная страна, а также новая банковская система, которая могла предоставить большие суммы денег, казавшиеся неисчерпаемыми. Ничто не могло лучше соответствовать пристрастиям и способностям Франциска I.

Франциск I (1515–1547). Франциск был воплощением нового духа Возрождения. Его правление началось с молниеносного вторжения в Северную Италию. Его второй поход в Италию, предпринятый десять лет спустя, закончился неудачно. Тем не менее Франциск оставался одним из главных политических деятелей в Европе на протяжении более четверти века. Его крупнейшими соперниками были английский король Генрих VIII и император Священной Римской империи Карл V.

В эти годы страна наслаждалась миром и достигла благополучия. Итальянский гуманизм оказал преобразующее влияние на французское искусство, архитектуру, литературу, науку, нравы общества и даже христианское вероучение. Влияние новой культуры можно было заметить в облике королевских замков, особенно в долине Луары. Теперь это были не столько крепости, сколько дворцы. С возникновением книгопечатания появились стимулы для развития французского литературного языка.

Во время правления Франциска произошли следующие главные события: успешный поход в Италию в год коронации (1515), увенчавшийся победоносным сражением при Мариньяно; заключение особого договора с папой (т.н. Болонский конкордат 1516), согласно которому король стал частично распоряжаться имуществом французской церкви; неудачная попытка Франциска провозгласить себя императором в 1519, когда его значительные финансовые ресурсы не выдержали конкуренции со средствами банкиров Фуггеров, поддерживавших Карла; его показная встреча с Генрихом VIII близ Кале (тогда еще принадлежавшего Англии) на знаменитом «Поле золотой парчи» в 1520; и, наконец, второй поход в Италию, завершившийся поражением французской армии в битве при Павии (1525). Сам Франциск попал тогда в плен. Заплатив огромный выкуп, он вернулся во Францию и продолжал править страной, отказавшись от претенциозных внешнеполитических планов.

Гражданские войны во Франции. Генрих II, сменивший на троне своего отца в 1547, должен был казаться странным анахронизмом во Франции времен Ренессанса. Его жизнь оборвалась неожиданно: в 1559, сражаясь на турнире с одним из дворян, он пал, пронзенный копьем. Предприняв несколько молниеносных хорошо спланированных операций, Генрих II отбил Кале у англичан и установил контроль над такими епархиями, как Мец, Туль и Верден, ранее принадлежавшими Священной Римской империи (по договору в Като-Камбрези в 1559). Известна также многолетняя любовная связь короля с придворной красавицей Дианой де Пуатье. Женой Генриха была Екатерина Медичи, представительница семьи известных итальянских банкиров. После безвременной кончины короля Екатерина на протяжении четверти века играла решающую роль в политике Франции, хотя официально правили три ее сына, Франциск II, Карл IX и Генрих III. Первый из них, болезненный Франциск II, находился под влиянием могущественного герцога Гиза и его брата кардинала Лотарингского. Они приходились дядьями королеве Марии Стюарт (Шотландской), с которой Франциск II был помолвлен еще в детстве. Через год после вступления на престол Франциск скончался, и трон занял его десятилетний брат Карл IX, целиком находившийся под влиянием матери.

Однако в то время, как Екатерина преуспела в руководстве ребенком-королем, власть французской монархии внезапно зашаталась. Политика гонений на протестантов, начатая Франциском I и ужесточившаяся при Карле, перестала себя оправдывать. По Франции широко распространился кальвинизм. Гугеноты (как называли французских кальвинистов) были преимущественно горожанами и дворянами, часто богатыми и влиятельными.

Падение авторитета короля и нарушения общественного порядка были, тем не менее, лишь частичным следствием религиозного раскола. Вероятно, более важное значение имело неуемное честолюбие дворянства. Лишенные возможности ведения войн за рубежом и не скованные запретами сильного монарха, дворяне стремились выйти из повиновения ослабевавшей монархии и посягали на права короля. При последовавших беспорядках урегулировать религиозные споры было уже трудно, и страна раскололась на два противоборствующих лагеря. Семейство Гизов заняло позицию защитников католической веры. Их соперниками были и умеренные католики, как Монморанси, и гугеноты, как Конде и Колиньи. В 1562 началось открытое противоборство сторон, перемежавшееся периодами перемирий и соглашений, по которым гугенотам предоставлялось ограниченное право находиться в определенных местностях и создавать свои укрепления.

Во время официальной подготовки третьего соглашения, которое включало брак сестры короля Маргариты с Генрихом Бурбонским, молодым королем Наварры и главным лидером гугенотов, Карл IX организовал страшную резню своих противников накануне дня св. Варфоломея в ночь с 23 на 24 августа 1572. Генриху Наваррскому удалось спастись, но тысячи его сподвижников были убиты. Карл IX умер через два года, и его преемником стал его брат Генрих III. Наибольшие шансы на престол имел Генрих Наваррский, однако, будучи предводителем гугенотов, он не устраивал бульшую часть населения страны. Лидеры католиков образовали против него «лигу», имея в виду возвести на престол своего вождя Генриха Гиза. Не в силах выдержать противостояния, Генрих III предательски убил и Гиза, и его брата – кардинала Лотарингского. Даже в то смутное время этот поступок вызвал общее негодование. Генрих III быстро перешел в лагерь другого своего соперника Генриха Наваррского, где вскоре был убит фанатичным монахом-католиком.

Оставшись не у дел по окончании войн за рубежом в 1559 и видя беспомощность сыновей Франциска I, дворяне эмоционально восприняли религиозные распри. Екатерина Медичи выступала против всеобщей анархии, временами поддерживая разные стороны, но чаще пытаясь восстановить авторитет королевской власти путем переговоров и соблюдения религиозного нейтралитета. Однако все ее попытки не увенчались успехом. Когда она умерла в 1589 (в том же году умер и ее третий сын), страна оказалась на краю гибели.

Династия Бурбонов. Хотя Генрих Наваррский теперь обладал военным превосходством и получил поддержку группы умеренных католиков, он вернулся в Париж только после отречения от протестантской веры и был коронован в Шартре в 1594. Окончание религиозных войн завершил Нантский эдикт 1598. Гугеноты были официально признаны как меньшинство, имеющее право на труд и самозащиту в некоторых районах и городах.

Во время правления Генриха IV и его знаменитого министра герцога Сюлли в стране был восстановлен порядок и достигнуто благополучие. В 1610 страна погрузилась в глубокий траур, когда узнала, что ее король был убит каким-то безумцем во время подготовки к военной кампании в Рейнской области. Хотя его смерть удержала страну от преждевременного вовлечения в Тридцатилетнюю войну, она отбросила Францию назад, в состояние, близкое к анархии регентства, так как молодому Людовику ХIII было всего девять лет. Центральной политической фигурой в это время стала его мать королева Мария Медичи, которая затем заручилась поддержкой епископа Люсона, Армана Жана дю Плесси (он же герцог, кардинал Ришелье), который в 1624 стал наставником и представителем короля и фактически управлял Францией до конца жизни в 1642.

Репутация Ришелье как одного из величайших государственных деятелей Франции основывается на его последовательной дальновидной и искусной внешней политике и на безжалостном подавлении непокорных дворян. Ришелье отнял у гугенотов их крепости, например Ла-Рошель, которая выдерживала осаду в течение 14 месяцев. Он был также покровителем наук и искусств и основал Французскую Академию.

Ришелье удалось заставить уважать королевскую власть благодаря услугам королевских агентов, или интендантов, тем не менее он смог существенно подорвать независимость дворян. И все-таки, даже после его смерти в 1642, смена умершего через год короля прошла на удивление спокойно, хотя наследнику престола Людовику ХIV исполнилось тогда всего пять лет. Королева-мать Анна Австрийская приняла на себя опекунские функции. Ставленник Ришелье итальянский кардинал Мазарини был деятельным проводником политики короля вплоть до своей смерти в 1661. Мазарини продолжил внешнюю политику Ришелье до успешного заключения Вестфальского (1648) и Пиренейского (1659) мирных договоров, но не смог сделать для Франции ничего более значительного, чем сохранение монархии, особенно во время восстаний дворянства, известных под названием Фронда (1648–1653). Первоочередной целью дворян во время Фронды было извлечение из королевской казны пособий, а не свержение монархии.

Людовик ХIV. После смерти Мазарини Людовик ХIV, достигший к тому времени 23 лет, взял в свои руки непосредственный контроль над государственными делами. В борьбе за власть Людовику помогали выдающиеся личности: Жан Батист Кольбер, министр финансов (1665–1683), маркиз де Лувуа, военный министр (1666–1691), Себастьян де Вобан, министр оборонных укреплений, и такие блистательные генералы, как виконт де Тюренн и принц Конде.

Когда Кольберу удалось собрать достаточно средств, Людовик сформировал многочисленную и хорошо обученную армию, которая благодаря Вобану располагала лучшими крепостями. С помощью этой армии, руководимой Тюренном, Конде и другими способными полководцами, Людовик проводил свою стратегическую линию во время четырех войн (см. также ЛЮДОВИК ХIV).

В конце жизни Людовика обвиняли в том, что он «слишком любил войну». Его последняя отчаянная борьба со всей Европой (война за Испанское наследство, 1701–1714) завершилась вторжением вражеских войск на французскую землю, обнищанием народа и истощением казны. Страна лишилась всех предыдущих завоеваний. Только раскол среди вражеских сил и несколько самых последних побед спасли Францию от полного разгрома.

Упадок монархии. В 1715 одряхлевший старый король умер. Наследником французского престола стал ребенок – пятилетний правнук Людовик ХV, и в этот период страной правил самоназначенный регент, честолюбивый герцог Орлеанский. Наиболее громкий скандал эпохи регентства разразился по поводу провала Миссисипского проекта Джона Лоу (1720) – беспрецедентной спекулятивной аферы, которую поддерживал регент в попытках пополнить казну.

Правление Людовика ХV во многих отношениях было жалкой пародией на правление его предшественника. Королевская администрация продолжала продавать права на сбор налогов, но этот механизм утратил свою действенность, поскольку вся система сбора налогов приобрела коррумпированный характер. Армия, выпестованная Лувуа и Вобаном, деморализовалась под руководством офицеров-аристократов, которые добивались назначения на военные посты только ради придворной карьеры. Тем не менее Людовик ХV уделял армии большое внимание. Французские войска сначала сражались в Испании, а затем участвовали в двух больших кампаниях против Пруссии: войне за Австрийское наследство (1740–1748) и Семилетней войне (1756–1763). В этих войнах на море Франция противостояла также Англии и потерпела поражение.

Англия, лидировавшая в торговле, науке и технике, захватила ведущие позиции в Европе главным образом потому, что новый английский класс буржуазии смог ограничить власть монарха. Во Франции же королевская администрация контролировала сферу торговли и не считалась с ее собственными интересами. Однако развитое сельское хозяйство Франции длительное время сглаживало пренебрежительное отношение короны к торговле. Даже после унизительного Парижского мира (1763), когда Франции пришлось отдать бульшую часть своих колоний и отказаться от притязаний на Индию и Канаду, портовые города Бордо, Ла-Рошель, Нант и Гавр продолжали благоденствовать и обогащаться. Людовик ХVI: прелюдия к революции. Хотя циничный старый король говорил: «После меня – хоть потоп», подданные восприняли его кончину, лелея надежду на лучшее. Слабость монархии, а также главные политические противоречия обнажились во Франции, когда она оказалась вовлечена в Войну за независимость в Северной Америке. Желая отомстить Англии за свое поражение 20-летней давности, французские министры решили откликнуться на призыв американцев о помощи, невзирая на тот очевидный факт, что любая война становится непозволительной роскошью для истощенной королевской казны и не оставляет даже робкой надежды на компенсацию в будущем. Более того, эта кампания выставлялась в героическом свете как самый радикальный эксперимент в истории политических реформ Запада, отвечавший возвышенным чаяниям и философским теориям.

Еще в начале правления Людовика ХVI некоторые из его министров эпизодически пытались проводить некоторые реформы, иногда встречавшие поддержку у короля. Жак Тюрго, министр финансов в 1774–1776, пытался реформировать налоговую систему и перестроить экономику так, чтобы она способствовала развитию капитализма во Франции. Для завершения реформ необходимо было ликвидировать монополии купеческих гильдий, но Тюрго потерпел поражение и в конечном итоге ушел в отставку в результате придворных интриг, вероятно, организованных королевой Марией Антуанеттой. Его преемником стал швейцарский банкир Жак Неккер, которого назначили генеральным директором финансов (из-за протестантского вероисповедания он не мог занимать пост министра). Ему тоже не удалось спасти государство от финансового краха, усугубленного участием страны в Войне за независимость в Северной Америке. После увольнения Неккер пытался оправдаться: в своем памфлете Отчет он впервые в истории Франции опубликовал королевский бюджет. Материалы памфлета полностью развеяли любые иллюзии по поводу состоятельности монархии. Король, столкнувшись с необходимостью выбора между принятием радикальных реформ и банкротством, пригласил Шарля Калонна на должность министра финансов в надежде, что этот искушенный придворный сотворит чудо. Однако это «чудо», основанное на дальнейших займах, еще более накалило и обострило ситуацию. Это натолкнуло Калонна на мысль, что ничто не может спасти Францию, кроме введения тщательно подготовленного всеобщего налога на землю. Дворяне восприняли это посягательство на свои права так же враждебно, как и реформы Тюрго, и Калонн стал жертвой интриг со стороны окружения королевы.

На место Калонна Людовик назначил аристократа Ломени де Бриенна, который пытался вести переговоры о реформах с представителями привилегированного сословия на Ассамблее нотаблей, созванной в 1787. Единственное, что ему удалось сделать, – это предложить созвать Генеральные штаты в надежде, что удастся позаимствовать часть денег у третьего сословия. Затем де Бриенн попытался провести соответствующие реформы. Парижский парламент отказался утвердить указы, но король их поддержал, разогнал непокорный парламент и заменил его новым. Проект реформ провалился. Однако были созваны Генеральные штаты, восстановлен в своей должности Неккер. Потребовался год для возрождения старинного института Генеральных штатов (в последний раз они собирались в 1614), чтобы вновь определить процедуру голосования, избрать депутатов и сформулировать для них знаменитые наказы третьего сословия. Наконец, в мае 1789 представители духовенства, дворянства и третьего сословия собрались в Версале. Сразу же начались споры о том, сколько представителей каждого сословия должно входить в Генеральные штаты. Третье сословие требовало для себя 600 мест – вдвое больше, чем для представителей знати или церкви. Спор временно разрешился, когда третьему сословию предоставили 600 мест, подразумевая, однако, что каждое сословие будет иметь только один голос.

Великая Французская революция. Казалось, что открытие заседаний Генеральных штатов (5 мая 1789), сопровождавшееся торжественными церемониями, прошло удачно. Тем не менее решение голосовать по сословиям давало преимущество дворянству и духовенству, поэтому третье сословие отклонило его, настаивая на проведении совместных заседаний всех сословий и голосовании всех депутатов. На обсуждение этого вопроса ушло почти шесть недель. 17 июня депутаты третьего сословия провозгласили себя Национальным собранием, пригласив остальных депутатов присоединиться к ним. В ответ правительство изгнало непокорных депутатов из зала заседаний. Три дня спустя депутаты третьего сословия собрались в зале для игры в мяч и, воспламененные речью депутата Мирабо, дали клятву не расходиться, пока не будет выработана новая конституция Франции. Низшее духовенство во главе с Талейраном, тогда епископом Отенским, присоединилось к Национальному собранию, после чего Людовику осталось лишь примириться со свершившимся фактом и потребовать, чтобы знать и высшее духовенство тоже приняли участие в работе собрания. К тому времени оно провозгласило себя Учредительным собранием, т.е. высшим представительным и законодательным органом французского народа. Началась давно назревавшая революция. Король стянул войска в окрестности Версаля и уволил Неккера. Опасаясь нападения со стороны короля, парижская толпа с оружием в руках 14 июля взяла штурмом Бастилию и в течение нескольких дней держала город под контролем, пока, наконец, не подчинилась вновь сформированной Национальной гвардии и временной городской администрации. Этот взрыв насилия вынудил некоторых крупных аристократов, опасавшихся за свою жизнь, бежать из страны. Таким образом было положено начало массовой эмиграции дворянства. Одновременно по стране прокатились стихийные крестьянские волнения, стимулировавшие знаменитое заседание Учредительного собрания 4 августа 1789, которое проголосовало за отмену всех повинностей крестьян. Через три недели, 26 августа, была принята «Декларация прав человека и гражданина».

Очередное изменение в дислокации королевских войск, а также серьезные перебои с продовольствием в столице привели к тому, что 5 октября состоялся знаменитый поход нескольких тысяч парижских женщин в Версаль. Толпа требовала хлеба, осуждения ненавистной королевы Марии Антуанетты и возвращения в Париж в качестве заложников королевского семейства. Людовик колебался, не зная, использовать ли силу против толпы или искать защиты у Собрания. В конце концов он позволил увезти себя в Париж. За ним последовало и Учредительное собрание.

Эти бурные события лишь обострили финансовый кризис. Поняв, что налоговую систему нельзя достаточно быстро реформировать, депутаты решили погасить долг за счет крупных церковных землевладений. Эти земли были экспроприированы, были также выпущены ассигнации, которые давали право их владельцам приобрести часть конфискованных земель.

Аристократия соглашалась на созыв Генеральных штатов, откровенно надеясь сохранить свои привилегии. Отказавшись голосовать по сословиям, буржуазия не только стремилась спасти инвестиции банкиров и защитить свои финансовые интересы путем усиления контроля над деятельностью правительства. Третье сословие было готово в случае необходимости реформировать правительство. Штурм Бастилии вывел на политическую арену парижскую толпу, очевидно, субсидировавшуюся и возглавлявшуюся честолюбивыми политиками (возможно, герцогом Орлеанским), а опасение начала крестьянской революции стимулировало реформы 4 августа.

Среди депутатов третьего сословия преобладали адвокаты, учителя и представители свободных профессий из небольших городов во внутренних районах страны (а не купцы, банкиры, парижские рабочие или крестьяне). Эти депутаты мало интересовались землей, торговлей или проблемами королевского долга, но они были недовольны режимом. Дальнейшую историю революции можно проследить по действиям этих групп и классов. Новая конституция была представлена королю на торжественной церемонии в честь первой годовщины штурма Бастилии. Затем Учредительное собрание занялось реорганизацией королевской администрации. Были образованы местные общины – коммуны с почти полными правами самоуправления. Вся страна была разделена на 83 новые административно-территориальные единицы – департаменты, которые заменили прежние провинции. Парламенты были распущены, а суды радикально преобразованы.

В ходе этих преобразований церковь была интегрирована в общую систему управления в соответствии с Гражданской конституцией духовенства, провозглашенной 12 июля 1790. Помимо изъятия церковных земель, государство взяло под контроль и другие функции церкви, включая образование, благотворительность и поддержку религиозной иерархии. Должности священника и епископа стали выборными, требовалось, чтобы эти лица приносили клятву верности революционному государству.

20 июня 1791 Людовик ХVI с семьей попытался бежать за границу, чего давно требовали его советники. Плохо подготовленная акция закончилась в пограничном городе Варенн, где король был схвачен и возвращен в Париж как пленник. Однако через некоторое время он был снова признан королем.

Эта абсурдная ситуация была продиктована новой конституцией, согласно которой в стране сохранялась монархия. Некоторые депутаты были склонны принять более радикальную систему управления, тем более что число сторонников короля быстро уменьшалось. Группа первых лидеров революции, известных как жирондисты (поскольку многие из этих депутатов прибыли из департамента Жиронда), держала в своих руках кабинет министров. Но события быстро опередили их намерения, и теперь эта группа выполняла консервативную роль. Их новоявленными соперниками стали члены «Общества друзей конституции». Этот клуб, более известный как якобинский (потому что он заседал в монастыре якобинцев в Париже), имел филиалы по всей Франции и постепенно преобразовался в сильный политический аппарат. Хотя и жирондисты и якобинцы были преданы революции, они расходились во мнениях по большинству вопросов. Особенно это касалось понимания масштабов и целей революции. Жирондисты, прибывшие из городов, расположенных близ побережья, придерживались традиционной проанглийской ориентации и выступали за умеренное правление. Якобинцы, представлявшие города внутренней части страны, были полны решимости любой ценой преобразовать Францию в республику.

Первая республика. Король Пруссии Фридрих Вильгельм II и император Священной Римской империи Леопольд II встретились в замке Пильниц 27 августа 1791 и подписали декларацию о совместных действиях в защиту короля Франции. Правда, правительство жирондистов и сторонники короля не боялись войны. Одни надеялись, что победа укрепит режим, а другие – что поражение поможет восстановить королевскую власть. Когда новое Законодательное собрание впервые собралось 1 октября 1791, оно столкнулось с очевидной опасностью иностранного вторжения. Война была объявлена 20 апреля 1792, и французы сразу же понесли большие потери в пограничных сражениях. Жирондистское правительство пало в июне. По стране прокатился лозунг: «Отечество в опасности!», и в августе была создана революционная городская Коммуна. Затем состоялся штурм королевского дворца Тюильри, швейцарская стража была перебита, а король заподозрен в измене и арестован. В Учредительном собрании, пришедшем на смену Законодательному, теперь преобладали представители народных масс. Оно назначило выборы в т.н. Национальный Конвент.

20 сентября 1792 французские войска одержали первую победу в битве при Вальми, в течение осени вели наступательные действия и захватили Австрийские Нидерланды (ныне территория Бельгии), часть Рейнской области, Савойю и Ниццу. После этого Конвент обратился с предложением о помощи всем угнетенным народам.

Между тем во Франции была упразднена монархия и провозглашена республика. В декабре 1792 Людовик предстал перед судом. Ему было предъявлено обвинение в предательской связи с врагом. Король был признан виновным и приговорен к смертной казни большинством депутатов Конвента с перевесом в один голос. 21 января 1793 приговор был приведен в исполнение.

Весной военная удача снова изменила Франции, так как Англия, Нидерланды и Испания присоединились к ее противникам. В условиях этого нового кризиса якобинцы во главе с Робеспьером и Дантоном захватили власть. Они учредили Комитет общественной безопасности и Комитет общественного спасения и с их помощью провозгласили начало революционного террора, первым деянием которого стало осуждение и казнь 31 жирондиста.

К военным неудачам теперь присоединилась угроза инфляции. После 1789 никто серьезно не пытался собирать налоги, и ассигнации, выпущенные рядом правительств, стали обесцениваться. Возросли цены, особенно на хлеб. В то же время процветала спекуляция конфискованными землями, а поставки для армии приносили бешеные доходы. Для контроля цен и доходов, а также для поддержания стоимости ассигнаций были предприняты крайние меры, включая закон о «максимуме», нарушители которого приговаривались к смерти как враги революции.

Большинство французов враждебно встретили диктатуру якобинцев. В ряде крупных городов страны уже в начале осени 1793 вспыхнули восстания против правительства. Эта отчаянная, жирондистская по духу, попытка положить конец произволу и войне и создать децентрализованную республику привела к очередному витку террора. До конца года восстания были подавлены. В обстановке кризиса появилась новая вера – религия Разума, дополнявшаяся церемониями общественных работ, новым календарем и пуританской моралью. Пророком «новой веры» был Робеспьер. В конце концов в результате заговора и он был отстранен от власти 9 дня месяца термидора (27 июля 1794) и на следующий день казнен. В октябре 1795 Конвент осадила толпа роялистски настроенных французов, которая по приказу молодого артиллерийского офицера Наполеона Бонапарта была рассеяна залпами крупной картечи. Переворот 9 термидора фактически низверг якобинскую диктатуру и тем самым положил конец революции. Правительственные структуры и комитеты, созданные якобинцами, были распущены, а их финансовые резервы изъяты.

Директория. 26 октября Конвент был распущен, уступив место сложному механизму Директории. Хотя само это слово стало нарицательным для обозначения неэффективности и коррупции, деятельность Директории привела к ряду существенных достижений. Она правила Францией четыре года и провела две большие войны. Одна из них – кампания Бонапарта в Италии, завершившаяся заключением Кампоформийского мирного договора 1797. Другая кампания была направлена против Второй коалиции (Россия, Великобритания, Австрия, Османская империя, Португалия и Неаполь).

Наполеон Бонапарт. Консульство. Если правительство во Франции до 1799 имело небольшое влияние, то после переворота 18 брюмера (9 ноября 1799) положение быстро изменилось. Директория была заменена Консульством, и первым консулом стал Наполеон Бонапарт. Проведенная им реорганизация Франции и Европы легла в основу современного общества.

В течение первого года после переворота Бонапарт ввел в действие новую конституцию, перестроил прежнюю централизованную бюрократическую систему в соответствии с новым делением на департаменты, вновь ввел регулярный сбор налогов и учредил эффективную систему всеобщей воинской повинности. Затем весной 1800 он предпринял ряд кампаний против Южной Германии, Австрии и Италии, столь успешных, что в феврале 1801 смог продиктовать побежденным тяжкие условия Люневильского мирного договора. Захватив левобережье Рейна, Наполеон компенсировал германским князьям ущерб, предоставив им территории крохотных государств за Рейном. Таким путем он не только положил начало консолидации Германии, но и приобрел новые крупные территории для Франции. Долины По и Арно, Швейцария и Нижний Рейн были превращены в зависимые республики с неоклассическими названиями: Лигурийская, Цизальпинская, Гельветическая, Батавская.

Последующий мирный период ознаменовался активной дипломатической деятельностью. Был подписан конкордат с папой Пием VII (1801), определивший положение недавно восстановленной церкви во Франции. Затем последовало заключение Амьенского мирного договора с Англией (1802), который предусматривал умиротворение Европы. Во Франции Бонапарт пересмотрел конституцию, реорганизовал Институт Франции (Французскую Академию и четыре второстепенных академии), учредил Орден Почетного Легиона и 18 мая 1804 провозгласил себя императором Франции.

Империя. Между тем Англия начала формировать союз, который в 1805 превратился в Третью коалицию. Император, собравший на берегу Ла-Манша силы для вторжения, внезапно направился на восток и 2 декабря 1805 в сражении под Аустерлицем сокрушил объединенные армии Австрии и России. Это была одна из его величайших побед. Хотя англичане только что нанесли еще большее поражение французскому флоту в сражении у мыса Трафальгар, после чего Франция на полвека осталась без мощного военно-морского флота, она оставалась непобедимой на материке.

Наполеон продолжил передел Германии и Италии, распустил Священную Римскую империю, а затем наголову разбил прусскую армию в двух битвах – под Йеной и Ауэрштедтом. Вслед за этим триумфом он оккупировал Берлин (1806), где подписал знаменитый декрет о Континентальной блокаде, целью которого было сокращение торговли с Англией и доведение ее до состояния банкротства. Эта грандиозная система блокады была нацелена также на укрепление гегемонии Франции в Европе.

План почти сработал: английское правительство действительно на короткий период оказалось неплатежеспособным, но Англия не считала себя банкротом. Тем не менее блокада дорого обошлась и самой Франции. Проводя политику блокады, Наполеон пошел на прямые переговоры с царем Александром I и подписал с ними в 1807 Тильзитский мир. Однако на другом конце Европы в Испании неожиданно вспыхнула полномасштабная война.

Война в Испании была развязана, чтобы воспрепятствовать проникновению английских товаров через порты этой страны, но испанцы быстро превратили эту кампанию в ожесточенную партизанскую войну, проникнутую духом национального сопротивления. Это была первая из роковых ошибок Наполеона. На Пиренейском полуострове с его резко пересеченным рельефом небольшие отряды англичан благодаря выдающимся военным способностям герцога Веллингтона могли противостоять превосходящим силам французов. Более того, сам испанский национализм, который до сих пор французы могли использовать в своих целях, теперь был обращен против них.

Используя преимущества создавшейся ситуации, австрийский эрцгерцог Карл попытался организовать «национальное» германское сопротивление французам, но Наполеон снова разгромил австрийские войска в битве при Ваграме (1809) и в результате заключения Шёнбруннского мирного договора в Вене достиг зенита своей славы. Он стал единоличным правителем Франции, границы которой теперь проходили за Рейном, вдоль побережья Северного моря и по другую сторону Альп (в Тоскане и Далмации). Ему безоговорочно подчинялась вся Европа к западу от России и к востоку от Португалии. Он посадил своих родственников и фаворитов на троны зависимых государств и принимал знаки признания и уважения от своих недавних врагов и вынужденных союзников. Отношения с Австрией изменились после бракосочетания эрцгерцогини Марии Луизы со злейшим врагом ее семьи Наполеоном.

В начале 1812 Наполеон, пытаясь заткнуть последнюю брешь в системе блокады, подготовился к массированному нападению на Россию. Последняя стала собирать новую коалицию против французов. Тем не менее в июне армии Наполеона переправились через Неман. Вначале вторжение протекало почти беспрепятственно, и после Бородинской битвы в середине сентября была захвачена Москва. Так и не сумев решить, что же делать с Россией, Наполеон отдал приказ об отступлении. Под ударами русских партизан отступление превратилось в бегство, а суровая зима усугубила бедственное положение французской армии.

Хотя Наполеон собрал еще одну армию и провел, возможно, свою самую блестящую кампанию, его судьба была предрешена, а дни сочтены. 19 октября 1813 союзники нанесли сокрушительный удар Наполеону в битве под Лейпцигом. Это было самое тяжкое поражение в его жизни. Он потерял 30 тыс. солдат, и отступление на запад происходило так же беспорядочно, как и бегство из России. На другом берегу Рейна Наполеон перегруппировал свои силы и отчаянно сражался на пути к Парижу. Не сумев защитить столицу, он отрекся от престола в Фонтенбло.

Реставрация. Условия, предложенные французам по первому Парижскому мирному договору (30 мая 1814), были весьма великодушными: Франция сохранялась в границах 1792 и не должна была выплачивать контрибуцию. Наполеон был сослан на о.Эльбу, а Талейран, проводивший переговоры с французской стороны, убедил союзников восстановить во Франции династию Бурбонов в лице брата последнего короля. Этот немолодой принц, который, как уверяли, «ничему не научился и ничего не забыл», стал королем Людовиком ХVIII. Он предложил французскому народу Конституционную хартию, которая была на редкость либеральной и подтверждала все важнейшие реформы эпохи революции.

Проблемы восстановления мира в Европе оказались столь сложными, что представители европейских государств собрались на конгресс в Вене. Разногласия между великими державами привели к заключению между ними сепаратных секретных соглашений и к угрозе войны. В это время Наполеон бежал с о.Эльба в южную Францию, откуда возглавил триумфальное шествие в Париж. В стане союзников разногласия, всплывшие на Венском конгрессе, были мгновенно забыты, Людовик ХVIII бежал в Бельгию, а Веллингтон встретился с Наполеоном в битве при Ватерлоо 18 июня 1815. После поражения Наполеон был приговорен к пожизненному заключению и сослан на о.Св. Елены.

Вплоть до середины 19 в. большинство французов было занято личными делами и прилагало мало усилий для выступлений на политической арене. Действительно, во время правления анахроничного двора, двух палат (депутатов и пэров) и сменяющихся министров и политических деятелей) в стране не происходило никаких знаменательных событий. При дворе существовала ультрароялистская группировка во главе с братом короля графом д'Артуа. Людовик ХVIII не желал уступать им власть, но после его смерти в 1825 д'Артуа вступил на престол под именем Карла Х. Закон о праве старшего сына на наследование имущества был отклонен, но зато прошел другой закон, обеспечивающий финансовые компенсации дворянам, чьи земли были конфискованы во время революции. Усилия финансовых кругов ограничить Карла конституционными мерами побудили его подписать противоречащие конституции указы – «ордонансы» (25 июля 1830). Ордонансы предусматривали роспуск нижней палаты, двукратное сокращение числа депутатов, исключение из списков избирателей всех владельцев торговых и промышленных патентов и ограничение круга избирателей только крупными землевладельцами (т.е. в основном дворянами), введение системы предварительных разрешений для издания газет и журналов. В ответ на эту попытку государственного переворота оппозиция призвала население оказать сопротивление правительству. По улицам Парижа прошли демонстрации, которые переросли в восстание. 29 июля 1830 народ с боем овладел дворцом Тюильри. Под давлением народных масс Карл Х отрекся от престола и бежал в Англию. Организаторы заговора, включая Талейрана и Адольфа Тьера, создали временное правительство, которое передало корону Луи Филиппу, герцогу Орлеанскому.

Июльская монархия. Революция 1830 привела к смене короля, но отнюдь не режима. Новая конституция, принятая 14 августа 1830, сохранила многие положения прежней Хартии. Права палаты депутатов были немного расширены, а число избирателей увеличилось (со 100 тыс. до 240 тыс.) вследствие некоторого снижения имущественного ценза. Были закреплены привилегии верхушки торгово-промышленной и банковской буржуазии, которая приобрела полную власть в стране. Недаром Луи Филиппа стали называть «королем-буржуа».

В 1840-х годах началось строительство железных дорог, сопровождавшееся спекулятивным инвестиционным бумом. Неурожай в Европе в 1847 и нехватка хлеба во многих районах предвещали голод, а рост цен привел к массовому обнищанию городских рабочих. Голод косвенно влиял на Лондонский валютный рынок, вызвав отток капитала из Парижа. Это предопределило крупный финансовый кризис во Франции. В таком положении король упорно придерживался политики, отвечавшей его личным интересам и опасной для всех других французских инвесторов.

Королевский министр Франсуа Гизо контролировал всю деятельность правительства, подкупая большинство депутатов. Таким образом он мог без видимого нарушения конституционных привилегий перекрыть все легальные каналы, по которым могла действовать оппозиция. Перед угрозой банкротства потерпевшие банкиры и предприниматели организовали митинги протеста, чтобы запугать короля и заставить его пойти на уступки. Однако король рассчитывал на повторение восстания 1830 и свой призыв к толпе. На этот раз толпа оказалась менее сговорчивой, и Луи Филиппу пришлось отречься от престола в пользу своего внука графа Парижского и бежать в Англию. Восставшие окружили палату депутатов и потребовали провозглашения республики.

Революция 1848. Временное правительство находилось под постоянной угрозой, и положение спасло лишь обещание министра труда обеспечить занятость многим безработным и организовать т. н. «национальные мастерские» (под которыми понимали разные виды общественных работ). Эти мастерские составляли часть плана кооперативного социализма, обрисованного в публикациях журналиста Луи Блана, который был только что назначен министром труда. Весной 1848 тысячи безработных и бездомных людей прибыли в Париж из провинций, чтобы устроиться в мастерских. Ряд массовых уличных демонстраций убедил правительство, что, если мастерские не будут немедленно распущены, а рабочие разогнаны, ситуация окончательно выйдет из-под контроля. Было объявлено о ликвидации национальных мастерских, и провинциалам предоставили возможность вернуться домой или вступить в армию. Руководители демонстраций, понимая опасность неизбежных репрессий, решили поднять восстание. Приказы ликвидировать мастерские игнорировались, рабочие взялись за оружие и вышли на баррикады. Генерал Луи Кавеньяк отозвал правительственные войска и позволил восставшим рассредоточиться по Парижу. Четыре дня, с 23 по 26 июня 1848, в городе не прекращались уличные бои, завершившиеся жестоким подавлением восстания.

Вторая республика. В начале ноября была опубликована новая конституция республики. Она гарантировала всеобщее избирательное право, единое представительное собрание и всенародное избрание президента. Введение всеобщего избирательного права представляло собой попытку противопоставить городскому радикальному меньшинству массу голосов консервативных крестьян. На выборах президента республики (10 декабря 1848) всех основных кандидатов неожиданно опередил принц Луи Наполеон, племянник покойного императора и преемник бонапартистских традиций.

Луи Наполеон перехитрил Собрание, завоевал доверие армии и договорился о финансовой поддержке с группой банкиров, которые надеялись удержать его под своим контролем. Поскольку по конституции президент не мог оставаться на своем посту на второй срок, а Законодательное собрание отклонило предложение Луи Наполеона пересмотреть это положение, он по рекомендации своих советников решил совершить государственный переворот. 2 декабря 1851 Луи Наполеон и его сторонники захватили власть в стране, подавили массовые волнения и устроили плебисцит с целью пересмотра конституции. Получив вотум доверия, Луи Наполеон подготовил авторитарную конституцию, по сути, установив имперскую власть. Правда, название «Вторая Империя» появилось лишь 2 декабря 1852, когда по итогам национального плебисцита правитель страны был провозглашен императором Наполеоном III.

Вторая Империя. Наполеон III начал свое правление с долгосрочной программы роста благосостояния. Он поддерживал расширение кредитных операций через банки «Креди Фонсье» и «Креди Мобилье», утвердил проекты общественных работ, например модернизацию Парижа под руководством барона Жоржа Оссмана, а также стимулировал завершение строительства основной сети железных дорог.

На протяжении первой половины своего правления Наполеон III вел активную внешнюю политику. В 1854 Франция вместе в Великобританией вступила в Крымскую войну против России. Эта кампания завершилась в 1856 подписанием Парижского мирного договора. Как президент Конгресса Наполеон III участвовал в перекраивании политической карты Европы, способствуя образованию национальных государств. Отстаивая эту линию, в 1859 Франция вместе с Пьемонтом вели войну против Австрии за освобождение и объединение Италии. К 1860 Наполеон III завоевал значительное признание в Европе, а также упрочил свое положение во Франции. В том же 1860 Наполеон III подписал знаменитый торговый договор с Великобританией, открывший доступ английских товаров на французский рынок, а через год ввязался в авантюристическую кампанию в Мексике. Эти два столь разных политических акта сильно ослабили его позиции как в самой Франции, так и на международной арене.

Договор о тарифах, составленный под влиянием идей Сен-Симона о значении индустриализации, мог бы в долгосрочной перспективе предоставить французской экономике преимущества в конкуренции с английской. Однако, против него резко ополчились французские фабриканты, считавшие, что он послужил причиной кризиса, поразившего страну в 1860-х годах.

Попытка Наполеона III основать в Мексике империю во главе с габсбургским эрцгерцогом Максимилианом была обречена на провал и закончилась трагически. Все началось с совместных усилий Англии, Испании и Франции собрать долги, которые Мексика отказалась выплачивать. Затем Наполеон III предпринял завоевательный поход в эту страну. В 1865, сразу после окончания Гражданской войны, правительство США потребовало вывода всех французских войск из Мексики. В ответ на требования оппозиции Наполеон III сформировал новое правительство, ответственное перед двухпалатным парламентом, что было равносильно восстановлению Хартии Людовика ХVIII.

Перед тем, как новое правительство смогло утвердиться, Бисмарк начал провокационную кампанию с целью заставить Францию объявить войну Пруссии. Кандидатура принца из династии Гогенцоллернов на освободившийся испанский престол использовалась Бисмарком для подстрекания народных выступлений во Франции, а также в Пруссии. Французы боялись попасть в окружение, и пресса требовала либо дипломатической, либо – в случае необходимости – военной победы. 19 июля 1870 Франция объявила войну Пруссии.

Новая прусская армия превосходила французскую почти во всех отношениях, и в начале сентября Наполеон III и его армия проиграли сражение под Седаном, а сам Наполеон попал в плен. Несмотря на то, что Франция еще располагала значительной военной мощью, империя капитулировала без сопротивления.

Третья республика. 4 сентября 1870 была провозглашена Третья республика, и Париж приготовился к осаде. Временное правительство национальной обороны пыталось продолжать войну, и лидер радикалов Леон Гамбетта предпринял эффектное бегство из осажденной столицы на воздушном шаре, чтобы организовать сопротивление в провинциях. Однако после захвата Парижа поражение было неизбежным, и пруссаки согласились на перемирие, чтобы французы могли избрать представительное собрание для ведения переговоров. Республиканцы выступали за продолжение войны, монархисты – за заключение мира. Поскольку бонапартисты были полностью дискредитированы, а население в своей массе выступало за мир, монархисты получили большинство мест в Национальном собрании. Половину монархистских депутатов составляли легитимисты, поддерживавшие наследника Карла Х, графа Шамбора. Другая половина – орлеанисты –поддерживала внука Луи Филиппа.

Спровоцированная Франкфуртским мирным договором, который предусматривал выплату Германии огромной контрибуции и передачу ей Эльзаса и восточной Лотарингии, и триумфальным вступлением прусских войск в Париж, национальная гвардия Парижа захватила несколько пушек и отказалась передать их армейским подразделениям, посланным Тьером. Следуя традициям 1793, было создано революционное городское правительство – Парижская Коммуна – и Париж бросил вызов Национальному собранию, развязав по существу гражданскую войну, длившуюся почти два месяца. Радикальное движение было жестоко подавлено.

После поражения Коммуны Национальное собрание столкнулось с необходимостью выполнения условий мирного договора и создания постоянной формы правления. При поверхностном рассмотрении восстановление монархии казалось задачей нереальной. Граф Шамбор был возвращен из ссылки, но всем, включая и его самого, сразу стало очевидно, что он не сможет стать главой государства. Из предосторожности орлеанисты согласились отложить представление своего кандидата графа Парижского до ожидаемого отречения Шамбора от престола. В качестве временного решения в 1873 бонапартистский военный лидер маршал Патрис Мак-Магон был избран президентом сроком на семь лет. Была достигнута договоренность, что Мак-Магон уйдет в отставку, когда появятся условия для возрождения монархии (по мнению многих монархистов, это должно было произойти в ближайшие три-четыре года). Законы, учредившие в стране двухпалатный парламент и официальное название «Республика», были формально закреплены в Конституции 1875. Однако вся республиканская система подверглась суровому испытанию во время кризиса 16 мая 1877. На первых всеобщих выборах в Палату (так теперь стала называться нижняя палата парламента) в 1876 были избраны преимущественно республиканцы, вытеснившие прежнее монархистское большинство. Эта палата разошлась во взглядах с президентом Мак-Магоном, когда он потребовал отставки премьер-министра Жюля Симона, пользовавшегося поддержкой большинства депутатов. Новое правительство, т.н. «правительство 16 мая», получило от Палаты депутатов вотум недоверия. Тогда с санкции Сената палата была распущена. Президент оказался в сложном положении, и, когда на выборах большинство получили республиканцы, ему пришлось уйти в отставку.

Общественная жизнь и политика в 1875–1914. В 1870-х годах жизнь во Франции во многом определялась последствиями ее недавнего поражения в войне, включая выплату огромной контрибуции. Молодая республика провела реформу армии и системы образования, поскольку эти звенья управления были наиболее дискредитированы во время войны. В последние годы 19 в. армия и школьная система образования были объектами конфронтации политических группировок, боровшихся за власть и влияние в стране.

Хотя во Франции всеобщее избирательное право было введено с 1848, политические партии мало заботились о поддержке со стороны широких слоев населения. Ни одна из первоначальных политических групп или лидеров Третьей республики не имела существенной поддержки со стороны избирателей, но уже в 1880-х годах между партиями развернулась острая борьба за голоса.

В конце 19 в. во Франции хорошо осознавали важное значение и политические последствия образования в демократическом обществе. В целом консерваторы содействовали церковным школам и стремились всячески поддерживать церковь. Большинство радикалов, наоборот, придерживалось антиклерикальных взглядов и опасались церковного влияния, особенно в сфере образования. Неудивительно, что левые начинали борьбу за власть с кампании за всеобщее обязательное светское образование. В то же самое время расширялась сеть основных железных дорог, что консерваторы расценивали лишь как попытку привлечь голоса избирателей. Однако значение этой кампании состояло в том, что большое число жителей сельских коммун впервые получили возможность наладить связи со столицей и крупными городами. Другая важная тенденция 1880-х годов – перевод тяжелой индустрии из Верхней Луары в Лотарингию, где началась разработка огромных запасов железной руды, которые находились недалеко от месторождений рурского угля.

Среди политических скандалов конца 19 в. выделяется т.н. «дело Буланже». Спекулируя на широком недовольстве различных групп населения, генерал Жорж Буланже завоевал себе популярность и развернул массированную кампанию против республиканского правления. Она достигла кульминации на дополнительных выборах в Париже в январе 1889, когда Буланже нанес решительное поражение официальному правительственному кандидату. Толпа требовала, чтобы генерал арестовал правительство, но он не решился на такой шаг. Буржуазные республиканцы разоблачили связи Буланже с монархическими кругами, финансировавшими его деятельность. Правительство пригрозило генералу арестом, и он бежал за границу.

В 1890–1894 папы провели знаменитую кампанию (Ralliement) среди католического духовенства Франции в поддержку республики как законной формы правления. Примерно в это же время Франция была ошеломлена, узнав о широком распространении коррупции среди членов правительства в связи с крахом французской компании, которая намеревалась строить Панамский канал. Предполагалось, что эта история серьезно ослабит республиканский режим, но на выборах 1893 республиканцы снова получили большинство голосов. В 1895 Леон Буржуа сформировал правительство из радикал-социалистов, которое пыталось осуществить программу социального благополучия, финансируемую за счет прогрессивного подоходного налога. Последнее предложение настолько шокировало зажиточные слои населения, что консервативные монархисты и центристы-республиканцы объединились в коалицию против радикалов и социалистов. После весьма обостренной борьбы Буржуа пришлось уйти в отставку, и налог был отменен.

Жюль Мелин, сформировавший следующее правительство, предложил в 1892 новый закон о налогах, который удовлетворял как крупных предпринимателей, так и крестьян. Этот закон обеспечил консерваторам такую же поддержку избирателей, какую получали радикалы и социалисты вместе взятые.

Дело Дрейфуса и его последствия. В 1894 капитан Альфред Дрейфус был арестован по обвинению в государственной измене. Этому аресту и разыгравшейся на его почве трагедии способствовали многие другие факторы, включая растущий антисемитизм. Во время следствия были вскрыты свидетельства утечки информации к германскому военному атташе и факты причастности к преступлению ряда офицеров Генерального штаба. Дрейфус был осужден, признан виновным и приговорен к пожизненной каторге. Однако постепенно появлялись сомнения в справедливости приговора, и началась кампания за его пересмотр. Дело получило огласку в столице страны и провинциях, в него оказались втянуты многие общественные деятели. Критики этой неприглядной истории в конце концов добились доступа к некоторым документам, и выяснилось, что виноват был другой офицер. Поворотный момент в разбирательстве наступил, когда главный свидетель полковник Анри признал, что подделал документы, и покончил жизнь самоубийством.

Дело Дрейфуса глубоко потрясло весь цивилизованный мир. Франция приобрела репутацию страны, разрушаемой мощными силами милитаризма, клерикализма и антисемитизма. Решение о пересмотре дела было вынесено правительством, которое с 1899 возглавлял Рене Вальдек-Руссо. Оно состояло из коалиции представителей всех левых партий, включая социалиста Александра Мильерана (первый случай, когда представитель этой партии вошел в кабинет министров). В то время, как это правительство и сменившее его правительство Эмиля Комба вели дело к отделению церкви от государства в 1905, социалисты оживленно обсуждали вопрос о своем участии в коалиционных правительствах.

Жюль Гед, лидер социалистов в парламенте, утверждал, что участие Мильерана в правительстве Вальдека-Руссо не способствует достижению важных социальных льгот для трудящихся и вместо политической борьбы толкает их на выступления в составе профессиональных объединений. Об этом вспомнили, когда профсоюзы включились в борьбу за права трудящихся, начиная с всеобщей забастовки 1 мая 1906. Период интенсивной деятельности профсоюзов достиг апогея во время массовой забастовки железнодорожных рабочих в 1910, которая могла перерасти в «революцию», однако премьер-министр Аристид Бриан беспощадно расправился с забастовщиками. Численность социалистической партии возросла, и после выборов 1914 она получила значительное число голосов в палате депутатов. Однако борьба этой партии за социальные реформы была приостановлена из-за разразившейся войны.

Первая мировая война. Франция была почти целиком занята своими внутренними проблемами и обращала крайне мало внимания на угрозу войны. Правда, марокканские кризисы 1905 и 1911 все же вызвали тревогу, а в 1913 представители Министерства иностранных дел и Генерального штаба, уверенные, что Германия готовится к войне, с трудом убедили палату депутатов принять закон о трехгодичной военной службе. Против этого закона выступил весь блок левых, особенно социалисты, которые под руководством знаменитого Жана Жореса были готовы призвать к всеобщей забастовке, чтобы воспрепятствовать мобилизации. Они были уверены, что так же поступят и германские социалисты (хотя сообщения из Германии этого не подтверждали).

Тем временем новый президент Французской республики Раймон Пуанкаре делал все возможное, чтобы укрепить положение Франции, и особенно настаивал на союзе с Россией. Когда летом 1914 международная обстановка осложнилась, он нанес официальный визит царю Николаю II. Несмотря на это, для большинства населения разразившаяся война оказалась полной неожиданностью.

Франция была спасена от полного разгрома во время массированного германского наступления благодаря высадке англичан в Бельгии, неожиданному вступлению русской армии в Восточную Пруссию и мужеству французских войск во время отступления к Марне. После этого крупные стратегические операции на западноевропейском театре прекратились на долгое время. Стороны перешли к обороне, положившей начало позиционным формам войны. Такая окопная война под прикрытием пулеметов продолжалась четыре года. Война закончилась так же быстро, как и началась. В 1917 после вступления в войну США германская армия предприняла последнюю отчаянную попытку добиться победы путем сочетания т.н. «беспощадной» подводной войны с последним крупным наступлением сухопутных войск во Франции. Эти кампании во многом удались, однако прибытие в Европу американских войск, боеприпасов и продовольствия остановило германское наступление и ослабило боевой дух германской армии. Знаменитый маршал Фош при поддержке правительства Клемансо возглавил союзные войска в блестящей кампании, увенчавшейся изгнанием немцев с территории Франции. Германия, близкая к истощению своих ресурсов и политическому распаду, запросила перемирия, которое было заключено 11 ноября 1918.

Межвоенный период (1918–1939). Внутренняя политика Франции в 1920-е годы во многом определялась нерешенными проблемами, возникшими после окончания войны. Два главных направления были связаны с финансовой и внешней политикой страны, которой руководили Раймон Пуанкаре и Аристид Бриан. Высокие военные расходы покрывались Францией за счет займов, что неизбежно вело к инфляции. Пуанкаре рассчитывал на германские репарации, чтобы удержать франк хотя бы на уровне 1/10 довоенной стоимости, покрыть расходы на восстановление разрушенных районов и выплатить Великобритании и США проценты по займам. Однако немцы не желали выполнять своих обязательств. Многие вообще сомневались в возможности выплаты Германией крупных репараций. Пуанкаре, не разделявший этих сомнений, в 1922 ввел войска в Рурскую область. Немцы оказали сопротивление и капитулировали только после введения чрезвычайных мер. Английские и американские эксперты выдвинули план Дауэса для финансирования репарационных выплат, главным образом через американские займы Германии.

В первой половине 1920-х годов Пуанкаре пользовался поддержкой националистически настроенного парламента, избранного в 1920. Но на следующих выборах 1924, несмотря на раскол левых сил на враждующие коммунистическую и социалистическую партии (1920), коалиция радикал-социалистов и социалистов (союз левых) смогла получить большинство мест. Новая палата отвергла линию Пуанкаре вместе с его твердой денежной политикой во Франции и, чтобы улучшить отношения с Германией, привела к власти сначала Эдуара Эррио, а затем Бриана. Планы Бриана обеспечить мир в Европе встретили, по-видимому, благоприятный отклик у Густава Штреземана, рейхсканцлера и министра иностранных дел Германии. Штреземан был инициатором заключения гарантийного пакта о неприкосновенности государственных границ в районе Рейна и о сохранении демилитаризации Рейнской области, что получило отражение в Локарнских договорах 1925.

С середины 1920-х годов и до своей смерти в 1932 Бриан руководил внешней политикой Франции. Он предпринимал искусные и неутомимые попытки наладить отношения с Германией как основу для сохранения мира под эгидой Лиги наций, хотя и знал, что Германия занимается перевооружением. Бриан был уверен в том, что Франция никогда не сможет самостоятельно противостоять Германии без поддержки своих прежних союзников или Лиги наций.

В начале 1930-х годов Францию охватил глубокий экономический кризис. В стране развернулось массовое рабочее движение и одновременно возросла угроза со стороны нацистской Германии. Как программа равного социального обеспечения, на которой настаивал рабочий класс, так и политика действенного перевооружения для устранения угрозы со стороны ремилитаризованной Германии упирались в необходимость эффективного оздоровления экономики Франции. Более того, в 1930-х годах, когда во всем мире происходил спад производства, Франция вряд ли смогла бы добиться подлинного международного сотрудничества, которое одно могло бы спасти экономику страны от краха.

Мировой кризис и его тяжелейшее последствие – безработица – проявились во Франции в середине 1934. На выборах 1936 Народный фронт одержал решительную победу частично потому, что казался единственной защитой перед лицом тоталитарных правых сил, но главным образом из-за обещания улучшить экономическое положение и провести социальные реформы (по аналогии с Новым курсом в США). Лидер социалистов Леон Блюм сформировал новое правительство.

Приход Гитлера к власти первоначально мало повлиял на события во Франции. Однако его призыв к перевооружению (1935) и захват Рейнской области (1936) представляли собой прямую военную угрозу. Это коренным образом изменило отношение французов к внешней политике. Левые не могли больше поддерживать политику сближения обоих государств, а правые не верили в возможность военного сопротивления. Одним из немногих конкретных внешнеполитических мероприятий этого периода был пакт о взаимопомощи с СССР, заключенный Пьером Лавалем в 1935. К сожалению, такая попытка возродить давний франко-русский союз для обуздания Германии не увенчалась успехом.

После аннексии Австрии (1938) Гитлер потребовал, чтобы Чехословакия передала Германии Судетскую область. На Мюнхенской конференции Франция согласилась на раздел Чехословакии. Французы могли занять на конференции решающую позицию, поскольку она имела соглашения о ненападении и с Чехословакией, и с СССР. Однако представитель Франции Эдуард Даладье занял позицию, аналогичную позиции английского премьер-министра Невиля Чемберлена.

Вторая мировая война. В 1939 Англия приступила к перевооружению армии, однако, когда Чемберлен выступил против германского вторжения в Польшу и объявил войну агрессору (3 сентября 1939), Даладье последовал его примеру. В период с сентября 1939 до германской оккупации Норвегии в апреле 1940 Франция бездействовала, поэтому противостояние с Германией приобрело характер т.н. «странной войны». В моральном и военном отношениях Франция была совершенно не подготовлена к отражению германского нападения в мае 1940. В течение шести роковых недель Нидерланды, Бельгия и Франция были разгромлены, а британские войска изгнаны из материковой Европы. Несмотря на военную слабость Франции, поражение этой страны было настолько внезапным и полным, что не поддавалось никакому рациональному объяснению.

Соглашение о перемирии, заключенное 22 июня 1940, положило конец боям во Франции. Одновременно с этим французский генерал Шарль де Голль выступил по радио из Лондона и призвал всех французов объединиться для борьбы с захватчиками. Во Франции подобие прежнего парламента собралось в Виши и передало «законную власть» маршалу Филиппу Петену. Правительство Виши удерживало контроль над 2/5 территории страны (центральными и южными районами), тогда как германские войска оккупировали весь север и атлантическое побережье. Правительство Виши просуществовало вплоть до вторжения англо-американских войск в Северную Африку в ноябре 1942. После этого немцы полностью оккупировали Францию.

Немцы проводили жестокую политику на оккупированной территории. Движение Сопротивления, вначале слабое, значительно усилилось, когда немцы стали вывозить французов на принудительные работы в Германию. Хотя Сопротивление внесло свой вклад в освобождение Франции, основную роль сыграли боевые операции союзников, высадившихся в Нормандии в июне 1944 и на Ривьере в августе 1944 и к концу лета достигших Рейна. Началось восстановление страны, проходившее под руководством генерала де Голля и руководителей Сопротивления, особенно Жоржа Бидо и Ги Молле, которые представляли соответственно либерально-католическую и социалистическую организации.

Лидеры Сопротивления призвали к созданию нового общества, основанного на братстве и общем экономическом равноправии при гарантии подлинной свободы личности. Временное правительство приступило к выполнению программы социального развития, основанной на значительном расширении государственной собственности. Реализация всех этих принципов сильно осложняла неустойчивую финансовую систему страны. Для ее поддержки было необходимо осуществить восстановление, систематическое развитие и расширение промышленной базы экономики. Соответствующие планы были разработаны группой экспертов под руководством Жана Монне.

Четвертая республика. В 1946 Учредительное собрание приняло проект новой конституции, устранявший ряд недостатков Третьей республики. Генерал де Голль высказывался за установление авторитарного президентского режима. Коммунисты (которые благодаря активному участию в Сопротивлении играли теперь важную роль в правительстве) внесли предложение о едином Законодательном собрании. Однако большинство избирателей поняло, что этот план таит в себе угрозу коммунистического заговора, и не приняли его на всеобщем референдуме. На втором референдуме была принята компромиссная конституция, согласно которой слабый президент и совещательная консультативная верхняя палата дополнялись влиятельным Национальным собранием, осуществлявшим контроль за деятельностью правительства. Сходство между Четвертой и Третьей республиками было очевидным.

В 1947 США провозгласили развернутую программу экономической помощи (план Маршалла) с тем, чтобы предотвратить распад экономической и политической структуры Европы и ускорить реконструкцию ее промышленности. США предоставляли помощь при условии, что создаваемая Организация европейского экономического сотрудничества положит начало интеграции государств Европы.

План Маршалла совпал с первым этапом холодной войны. Политика СССР заставила США занять оборонительную (или, по крайней мере, сдерживающую) военную позицию на территории Западной Европы. С этой целью была создана Организация Североатлантического договора (НАТО). Франция приняла участие в общих мероприятиях по договору, хотя это тяжелым камнем легло на бюджет страны и истощило ее военные ресурсы. Таким образом, возник неразрешимый конфликт между выполнением договорных обязательств перед НАТО и финансовыми возможностями Франции.

После Второй мировой войны в странах Юго-Восточной Азии, включая французский протекторат Индокитай, активизировалось национально-освободительное движение. Хотя временное правительство де Голля обещало предоставить политические права всем подданным, что было подтверждено конституцией 1946, Франция поддерживала реакционный режим в Индокитае, выступавший против сил Вьетминя, которые ранее боролись за освобождение страны от японских оккупантов, а затем получили поддержку Китая. После заключения перемирия в Корее стало ясно, что Франции придется эвакуировать свои войска из Вьетнама.

В этот период в самой Франции усилились попытки коммунистов дискредитировать американскую помощь или отказаться от нее, а партия де Голля Объединение французского народа (РПФ), желая уберечь страну от коммунизма, стремилась к власти и изменению государственного строя. На всеобщих выборах 1951 партийно-политическая борьба достигла своей кульминации. Коммунисты и голлисты набрали значительное число голосов. Однако благодаря изменению избирательного закона (отказа от пропорциональной системы выборов и введения голосования по мажоритарной системе) республиканские партии, объединившиеся перед выборами в блок под названием «Третья сила», смогли завоевать почти две трети мест в Национальном собрании. Это позволило им сформировать коалиционное правительство.

Вскоре после полного поражения французской армии в Индокитае, в широкомасштабном сражении при Дьенбьенфу, новым премьер-министром был назначен Пьер Мендес-Франс. В прошлом финансовый эксперт, придерживающийся твердых антиколониалистских взглядов, он провел мирные переговоры и в июле 1954 подписал Женевские соглашения о прекращении войны в Индокитае. Хотя у Мендес-Франса была собственная программа, он сразу же вовлекся в борьбу за утверждение договора об организации Европейского оборонительного сообщества (ЕОС) и за включение в его состав ФРГ. Во Франции противники возрождения германской армии были настолько влиятельны, что этот договор, инспирированный США, так и не был ратифицирован. Неудача Мендес-Франса, поддержавшего проект ЕОС, вызвала неприязнь к нему со стороны христианских демократов во главе с Жоржем Бидо. В результате правительство вынуждено было уйти в отставку.

В середине 1950-х годов начались волнения в Северной Африке – Тунисе, Марокко и Алжире (два первых считались французскими протекторатами, а последний – заморским департаментом Франции). В 1956 независимость получил Тунис, а в 1957 – Марокко. Армия, только что вернувшаяся из Индокитая, была переброшена в Алжир для отражения террористических нападений повстанцев Фронта национального освобождения (ФНО). Хотя во время предвыборной кампании Молле обещал вести мирные переговоры с повстанцами, весной 1956 он объявил в стране всеобщую мобилизацию, чтобы силой усмирить Алжир. Поскольку Египет поддерживал ФНО, Франция в отместку направила свои войска, чтобы помочь Англии в ее кампании в зоне Суэцкого канала осенью 1956. Ввязавшись в этот конфликт, французское правительство утратило доверие народа и политический престиж, а также значительно истощило казну. Французская армия в Алжире при подстрекательстве и поддержке европейцев, составлявших 10% всего общего населения этой страны, фактически перестала подчиняться правительству.

Хотя крупные города Алжира удалось утихомирить, в самой Франции поднималась волна недовольства. Тот факт, что армия явно превышала свои полномочия, не освобождал правительство от моральной ответственности. Однако в случае наведения порядка в армии страна лишилась бы эффективной силы и утратила надежду на победу. Подстрекаемые лидерами голлистов, армия и французские колонисты оказывали открытое неповиновение правительству. Бурные митинги и демонстрации, развернувшиеся в Алжире, перекинулись на Корсику, метрополия оказалась под угрозой гражданской войны или военного переворота. Раздираемая противоречиями Четвертая республика 2 июня 1958 передала чрезвычайные полномочия Шарлю де Голлю – единственному человеку, который мог бы спасти Францию.

Пятая республика. Де Голль возглавил правительство и был наделен чрезвычайными полномочиями. Он намеревался изменить конституцию, значительно расширив права президента республики. На референдуме в сентябре 1958 был одобрен проект новой конституции. В результате парламентских выборов, состоявшихся в ноябре 1958, большинство мест в Национальном собрании получили голлисты, чему во многом способствовали тщательно подготовленные поправки к избирательному закону. Затем, когда де Голль был избран президентом (21 декабря 1958), новая конституция предоставила ему широкие полномочия и соответственно ограничила власть парламента.

Примерно в это же время Франция достигла первых положительных результатов от предложенной Монне экономической программы развития промышленности и вступления страны в европейский Общий рынок. Однако в январе 1960 в алжирской столице вспыхнул мятеж ультраколониалистов, направленный против правительства де Голля, взявшего курс на самоопределение Алжира. На этот раз основная часть войск осталась верной правительству. В марте 1962 Франция подписала Эвианские соглашения, предоставившие Алжиру независимость. Однако вскоре после этого Париж захлестнула волна террористических актов, подготовленных правой вооруженной тайной организацией ОАС, пытавшейся воспрепятствовать отделению Алжира от Франции.

Де Голль проводил самостоятельную внешнюю политику, которая демонстрировала независимость Франции от союзников по НАТО и способствовала повышению авторитета страны на международной арене. Франция официально признала Китайскую Народную Республику, вывела французские войска из подчинения НАТО и потребовала вывода штаба НАТО из Франции. В стране было ускорено развитие программ ядерного вооружения, и поэтому Франция отказалась подписать договоры о прекращении ядерных испытаний и о нераспространении ядерного оружия. Де Голль открыто критиковал войну США во Вьетнаме, осудил позицию Израиля в арабо-израильской войне 1967, налаживал более тесные связи с СССР и другими странами Восточной Европы и препятствовал вступлению Великобритании в Общий рынок.

В 1965 де Голлю не удалось набрать большинство голосов в первом туре президентских выборов, а во втором туре он прошел с незначительным перевесом. В 1967 голлисты потеряли большинство мест в парламенте. В мае 1968 студенческие протесты против традиционной системы школьного и университетского образования переросли в вооруженные стычки с полицией. Одновременно прошла всеобщая забастовка фермеров и рабочих, парализовавшая всю страну. Организовав кампанию против угрозы предполагаемого коммунистического заговора, голлисты сумели удержать за собой большинство мест после парламентских выборов в июне 1968.

Финансовый кризис, разразившийся в ноябре 1968, угрожал подорвать экономику страны. Спекуляции с франком и инфляция, вызванная увеличением заработной платы и ростом цен, привели к сильному истощению золотого запаса страны. Чтобы спасти финансовую систему, де Голль пошел на крайне непопулярные меры стабилизации, включая строгий контроль над заработной платой и ценами, контроль за денежным обращением и повышение налогов.

28 апреля 1969 де Голль ушел в отставку после того, как были отклонены его предложения по конституционной реформе. В первом туре новых президентских выборов, состоявшемся 1 июня, ни один из кандидатов не набрал большинства голосов. Во втором туре, 15 июня, основными претендентами стали голлистский кандидат Жорж Помпиду, бывший управляющий банка Ротшильда и премьер-министр при де Голле в 1962–1968, и Ален Поэр, председатель Сената и кандидат ряда мелких центристских группировок. Победу на выборах одержал Помпиду.

Став президентом, он сохранил независимый внешнеполитический курс де Голля, но не всегда следовал принципам голлистской внутренней политики. В августе 1969 он девальвировал франк (чему в свое время сопротивлялся де Голль) и тем самым снизил покупательную способность населения. Галопирующая инфляция усугубила эту тенденцию в 1972–1973. Недовольство экономическим положением вылилось в ряд забастовок, а политические позиции левых усилились. В 1972 социалисты и коммунисты создали свой первый избирательный блок после 1930-х годов. Единый блок левых получил значительное число мест на парламентских выборах 1973.

В апреле 1974 Помпиду скоропостижно скончался. Среди голлистов произошел раскол. Один из возможных претендентов, бывший премьер-министр Жак Шабан-Дельмас, потерпел неудачу в первом туре голосования. Кандидат от социалистов и коммунистов Франсуа Миттеран набрал самое большое число голосов, но этого оказалось недостаточно для его избрания. Во втором туре 19 мая победителем стал министр финансов Валери Жискар д'Эстен, кандидат от консервативной партии «независимых республиканцев».

Жискар д'Эстен начал свое правление с проведения нескольких реформ, включая снижение избирательного ценза до 18 лет и либерализацию законов об образовании, разводах и абортах. Население проявляло недовольство в связи с экономическим спадом и глубокой инфляцией. Однако накануне парламентских выборов 1978 левый блок распался. В результате голосования большинство мест в Национальном собрании получили голлисты, республиканцы (в прошлом «независимые республиканцы») и их консервативные союзники.

Жискар д'Эстен принял решение стимулировать экономический подъем, уменьшив роль государства. Был ликвидирован контроль над ценами на многие товары, а число государственных служащих сокращено. Непопулярность этих мер в сочетании с неприятием авторитарной власти Жискара д'Эстена привели к отстранению правых от власти в 1981. Франсуа Миттеран, победивший Жискара д'Эстена на выборах в мае 1981, стал первым президентом-социалистом Пятой республики. После того как социалистическая партия получила большинство мест на внеочередных парламентских выборах, прошедших в июне, новое правительство начало осуществлять свою программу реформ. В нее входили национализация нескольких крупных банков и корпораций, ликвидация префектур в целях развития местного самоуправления и отмена смертной казни.

Социалисты подняли минимальную заработную плату, удлинили оплачиваемый отпуск рабочим с четырех недель до пяти и повысили расходы на социальное обеспечение. Эти меры способствовали подъему экономики, несмотря на мировой спад в 1981–1982. Тем не менее темпы инфляции оставались высокими, обусловив резкое падение стоимости франка на мировом рынке. В результате в 1983 правительство было вынуждено урезать расходы на социальные нужды и закрыть ряд убыточных государственных предприятий и шахт, что повлекло за собой рост безработицы. Удар по престижу социалистов был нанесен в 1985, когда французские агенты в Окленде (Новая Зеландия) потопили судно «Рейнбоу Уорриор», чтобы помешать его команде, протестовавшей против ядерных испытаний, посетить французские полигоны в южной части Тихого океана.

На парламентских выборах 1986 социалисты потеряли большинство в Национальном собрании. Победу одержали правые силы. Новый премьер-министр, лидер голлистов Жак Ширак, выставил на продажу самые прибыльные из недавно национализированных промышленных компаний и банков.

Миттеран определял свою политику по отношению к правительству правых как одну из форм «сосуществования» – сдержанную и избегающую открытой конфронтации. Такая позиция «вне битвы» повысила рейтинг Миттерана как политика. В мае 1988 он был переизбран на пост президента. На парламентских выборах в июне 1988 большинство мест получили социалисты. Социалистическое правительство возглавил Мишель Рокар. В 1990, не считаясь с массовыми протестами общественности, правительство направило ок. 10 тыс. военнослужащих для участия в действиях антииракской коалиции. В 1991 правительство Рокара ушло в отставку. Премьер-министром Франции стала Эдит Крессон, член социалистической партии.

После объединения Германии Миттеран стал настаивать на более тесной экономической и финансовой интеграции с другими странами Западной Европы. Франция подписала договор о создании Европейского союза в Маастрихте (Нидерланды) в декабре 1991. В связи с возникшими разногласиями во Франции был проведен всеобщий референдум, на котором договор был одобрен небольшим большинством голосов: «за» – 51,05%, «против» – 48,95%.

В апреле 1992 Миттеран назначил на пост премьер-министра Пьера Береговуа. В феврале 1993 в прессе появились сообщения, что Береговуа продавал конфиденциальную финансовую информацию. На парламентских выборах в марте того же года большинство мест получили правые, и голлист Эдуар Балладюр стал премьер-министром при президенте Миттеране. В мае разоблаченный Береговуа покончил жизнь самоубийством.

Когда началась президентская предвыборная кампания 1995, Ширак обошел Балладюра, заняв второе место после неожиданно вышедшего вперед кандидата от социалистов Лионеля Жоспена. Во втором туре правые сплотились вокруг Ширака, и он победил, набрав 52% голосов.

Балладюр ушел в отставку вскоре после выборов, и Ширак назначил премьер-министром представителя голлистской партии (ОПР) Алена Жюппе, в прошлом министра иностранных дел. Правительству Жюппе предстояло решение нелегких задач. Возобновление ядерных испытаний в южной части Тихого океана, предпринятое по инициативе Ширака, вызвало резкий протест со стороны мировой общественности. Для вступления Франции в ЕС были выдвинуты требования по ограничению пенсий и социальных пособий. Однако внесение правительством соответствующих предложений вызвало массовые забастовки и демонстрации. В результате эти предложения остались неосуществленными. Успех Национального фронта на местных выборах подорвал позиции традиционных правых партий. Законы об ограничении иммиграции встретили противодействие со стороны левых сил, но при этом не удовлетворили и правых.

Предвидя необходимость дальнейшего введения непопулярных мер, Ширак назначил досрочные парламентские выборы на май-июнь 1997 в надежде удержать за собой большинство в парламенте еще на пять лет. Однако его коалиция потерпела поражение, а социалисты (241 место), их союзники среди коммунистов (38 мест) и зеленые завоевали большинство в Национальном собрании. Премьер-министром стал лидер социалистов Лионель Жоспен. Голлистское ОПР получило 134 места, Союз за французскую демократию (СФД) – 108 мест и Национальный фронт – одно место (хотя в первом туре он набрал голосов больше, чем СФД).

Поражение на парламентских выборах и последующие неудачи на муниципальных и региональных выборах привели к кризису правых. Филипп Сеген организовал успешную кампанию против руководства Ширака и Жюппе в ОПР и сменил Жюппе на посту председателя партии. В мае 1998 ОПР и СФД организовали блок под названием «Альянс», пытаясь преодолеть возникшие разногласия. В результате либеральные демократы, ведущая сила в СФД, выделились из этой партии и примкнули к Альянсу. Другие правые лидеры были исключены из своих партий за контакты с Национальным фронтом.

Правительство Жоспена успешно боролось за то, чтобы дефицит бюджета не выходил за пределы, необходимые для вступления в Европейский валютный союз, и добилось некоторых успехов в решении проблем безработицы. Оно провело либеральные реформы о гражданстве, иммиграции и политических беженцах. Тем не менее в конце 1997 – начале 1998 население выражало неудовлетворенность мерами правительства в борьбе с безработицей и в сфере социального обеспечения.

Франция на рубеже веков. Правительство Жоспена, пришедшее к власти в 1997, опиралось на широкую коалицию левых партий – социалистов, коммунистов, радикал-социалистов, «зеленых» и Движение граждан. Смягчение правительственной политики по сравнению с курсом прежних, правых кабинетов, было наиболее заметно в таких областях, как иммиграция и проблема беженцев. Выполняя обещание отменить прежний закон о въезде и пребывании иностранцев во Франции, министр внутренних дел Жан-Пьер Шевенман провел через парламент закон об иммиграции, однако многие в правящей коалиции считали его недостаточным и призывали к более радикальной отмене ограничений. По той же причине немалое число депутатов от коммунистов и «зеленых» отказались поддержать в Национальном собрании измененный вариант закона о гражданстве, который вновь предоставлял французское гражданство детям иностранцев, прожившим в стране минимум 5 лет. Тем не менее, закон был принят в декабре 1997. До апреля 1998 парламент одобрил новые правила въезда и пребывания иностранцев в стране: они снимали ряд ограничений в этой области, но сохраняли спорную практику высылки нелегальных иммигрантов. Критики слева и из рядов церковных организаций требовали разрешения остаться во Франции для св. 500 тыс. нелегальных иммигрантов, где многие из них жили уже на протяжении многих лет. К лету 1998 половина из 145 тыс.проживавших здесь получила право на пребывание. Была образована комиссия для изучения дел еще 70 тыс. человек.

В сфере гражданских свобод были приняты меры с целью юридического равноправия внебрачных и гомосексуальных пар, хотя соответствующие предложения встретили ожесточенное сопротивление консервативных кругов, включая 100-тысячную демонстрацию протеста в Париже в феврале 1999. В октябре 1999 Национальное собрание одобрило Пакт гражданской солидарности, который предусматривал предоставление парам любого пола равных прав с семьями в области налогообложения, наследования, социального, пенсионного и медицинского страхования.

Ряд реформ планировался в юридической и политической области. Осенью 1998 обе палаты парламента значительным большинством голосов (при поддержке правой оппозиции) одобрили «юридическую реформу», которая предусматривала большую независимость юстиции от политического воздействия, сокращение сроков расследования и проведение модернизации юридической системы. Однако позднее оппозиция изменила свою позицию. Поскольку проведение этой реформы требовало внесения изменений в конституцию, для их одобрения требовался созыв Конгресса, то есть совместного заседания обеих палат парламента. В январе 2000 президент Жак Ширак аннулировал декрет о созыве Конгресса и тем самым воспрепятствовал принятию решения.

В мае 2000 Национальное собрание приняло закон о равноправии женщин в политике. Он обязывал политические партии выдвигать на выборах равное число кандидатов – мужчин и женщин; среди 6 кандидатов, занимающих верхние места в списках, 3 должны были быть женщинами. В июне того же года парламент проголосовал за сокращение срока полномочий президента Франции с 7 до 5 лет.

В определенном смысле смягчилась правительственная политика в отношении региона Корсика и заморской территории Новая Каледония, где активно действуют сторонники отделения от Франции. В ноябре 1999 после двух взрывов бомб на Корсике премьер-министр Жоспен предложил всем политическим силам острова диалог, не требуя от сепаратистов официального отказа от террористической деятельности. В декабре радикальные националисты из Фронта национального освобождения Корсики впервые с 1981 объявили о бессрочном прекращении огня, и Жоспен приступил к переговорам с депутатами регионального парламента и националистами о мирном решении корсиканского вопроса. Парламент Корсики проголосовал за большую децентрализацию и за расширение автономии. Премьер-министр предложил до 2004 передать парламенту острова законодательные полномочия и объединить оба корсиканские департамента. Это предложение было в июле 2000 принято парламентом Корсики и всеми партиями, включая националистов. Однако президент Франции Жак Ширак дистанцировался от инициативы Жоспена, потребовав не создавать угрозы для единства страны. В августе 2000 насилие на острове возобновилось. Разногласия по вопросу о Корсике вызвали в августе 2000 отставку министра внутренних дел Шевенмана.

Новая Каледония получила в мае 1998 новый переходный статус, существенно расширяющий автономию территории и вводящий систему «разделенного суверенитета». Референдум об окончательном статусе должен состояться между 2013 и 2018. Франция финансировала сооружение меланезийского культурного центра в административном центре территории Нумеа, и премьер-министр Жоспен присутствовал на его открытии. В ноябре 1998 «переходный статус» получил одобрение населения территории в ходе референдума, а в феврале 1999 – Национального собрания. Была расширена автономия принадлежащего Франции африканского о-ва Майотта. В январе 2000 была подписана и в июле того же года утверждена на островном референдуме договоренность о предоставлении Майотте статуса «департаментского коллектива».

По настоянию «зеленых», правительство Жоспена приняло в феврале 1998 решение о закрытии реактора на быстрых нейтронах «Сюперфеникс» – наиболее дорогого и спорного из гражданских проектов французской ядерной индустрии. Однако более радикальных мер с целью ограничения атомной энергетики принято не было. Более того, Франция выразила недовольство Германии в связи с намерением германского министра по делам окружающей среды Юргена Триттина (члена партии «зеленых») с 2000 запретить обогащение отработанных элементов с немецких АЭС, в том числе на французской станции Ля Аг.

Более сложной и противоречивой оказалась политика левого правительства в социально-экономической области. Жоспен обещал пересмотреть неолиберальный курс своих предшественников. Речь шла о возвращении к традиционной кейнсианской политике поощрения платежеспособного спроса населения, увеличения занятости (предполагалось создать несколько сотен тысяч рабочих мест) и активизации элементов государственного регулирования. Именно эти обещания и привлекли к левой коалиции симпатии избирателей, недовольных экономическим курсом предшествующих правых кабинетов.

Однако в реальности левое правительство почти сразу продемонстрировало, что намерено сохранить преемственность в социально-экономической области. Уже через несколько дней после сформирования новой министерской команды кабинет Жоспена дал согласие на закрытие автомобильного завода французской полугосударственной фирмы «Рено» в бельгийском городе Вильвоорде. В ходе встречи лидеров стран Европейского союза в Амстердаме Жоспен подписал «пакт стабильности», обязавшись ограничить дефицит государственного бюджета и тем самым продолжать линию на сокращение расходов на социальные нужды.

Уже к концу 2000 левое правительство приватизировало больше предприятий, чем правые кабинеты в 1993–1997. Оно расширило доступ частного капитала в такие отрасли, как связь (частичная приватизация фирмы «Франс-Телеком»), энергетика, транспорт, здравоохранение и образование. Власти все больше отказывались от регулирования трудовых отношений, как в государственном, так и в частном секторе, позволяя предпринимателям все шире прибегать к мерам по обеспечению «гибкости» рабочей силы (расширению возможностей увольнения, закрытию предприятий, приспособлению ритма работы и распределения рабочего времени к интересам предпринимателей и т.д.). Левая коалиция отказалась от планов проведения налоговой реформы в интересах менее обеспеченных слоев населения (включая такие меры, как снижение НДС и увеличение налогов на крупные доходы и состояния) и прибегло к снижению налогов на лиц с более высокими доходами, надеясь, таким образом, стимулировать предпринимательскую деятельность.

В конце 1997 во Франции вспыхнули массовые протесты безработных, недовольных отсутствием реальных мер по улучшению их положения. По имевшимся подсчетам, 40% ищущих работу (св.1 млн. человек) вообще не получали никакого пособия, 38% получали суммы всего в 3–4 тыс. франков в месяц. Возникшие после 1995 организации и инициативные группы безработных требовали уплаты рождественского пособия в размере 3 тыс. франков, введение гарантированного минимума дохода для молодежи в возрасте до 25 лет, а также повышения суммы минимальной социальной помощи, составлявшей 2265 франков и служившей основным источником существования для 500 тыс. безработных, на 1,5 тыс. франков. Государство отвергло эти требования, ссылаясь на отсутствие средств, однако критики напоминали, что правительство изыскало 140 млрд. франков, чтобы поддержать банк «Креди лионнэ», и возместило долги предпринимателей в кассы социального страхования в размере 130 млрд. франков. С декабря 1997 безработные начали захватывать помещения бирж труда, происходили столкновения с полицией. В январе 1998 по всей стране прокатились мощные демонстрации и марши протеста. Движение нашло широкую поддержку многих рядовых членов профсоюзов и левых партий, что серьезно обеспокоило правительство. Кабинет Жоспена объявил о создании специального социального фонда в размере 1 млрд. франков, и тем уменьшил накал массовых выступлений. В то же время, он категорически отказался увеличить социальную помощь. Однако в декабре 1998 после новых протестов безработных правительство постановило улучшить условия предоставления социальной помощи.

Перед выборами французские левые обещали осуществить сокращение рабочего времени до 35 часов в неделю без снижения зарплаты. Эта мера, которой придавалось очень большое значение как наиболее важной из всех намеченных реформ, должна была позволить создать 210–280 тыс. новых рабочих места, уменьшить безработицу, повысить уровень жизни трудящихся и тем самым расширить их платежеспособный потребительский спрос. Последнее рассматривалось (в соответствии с кейнсианской традицией) как важнейший стимул развития производства. Два закона, предложенных министром занятости Мартиной Обри, были приняты французским парламентом в мае 1998 и октябре 1999. Согласно этим решениям, на предприятиях, где работали более 20 человек, 35-часовая рабочая (вместо 39-часовой) неделя вводилась с 1 февраля 2000, на остальных – с 2002. Однако разработка деталей оставлялась на усмотрение предпринимателей и профсоюзов, которые должны были договариваться о конкретных условиях на месте. В реальности это привело к тому, что эффективность нового закона оказалась куда меньшей, чем рассчитывали и обещали власти. Предприниматели смогли расширить внедрение «гибких» условий труда и так нормировать рабочее время, чтобы при среднем его сокращении усилить трудовую нагрузку и навязать выгодный им сезонный ритм, сэкономив на уплате сверхурочных и т.д. Одновременно им удалось добиться отмены ряда ограничений и гарантий, которые содержались в прежнем законодательстве о труде, а также получить от государства ощутимые субсидии на реализацию принятого закона (110 млрд. франков). Напротив, трудящимся пришлось в ряде случаев согласиться с ограничением роста заработной платы.

Проводимая правительством Жоспена политика бюджетной экономии больно ударяла по больницам и французской системе здравоохранения в целом. Кабинет подчеркивал необходимость строгого контроля над расходами на медицинские нужды и более «рационального» (т.е. экономного) ухода за больными.

Французские учащиеся и преподаватели протестовали против недостаточного государственного финансирования образования. В марте 1998 началась и продолжалась в течение двух месяцев забастовка колледжей департамента Сена-Сен-Дени к востоку от Парижа. Учителя, школьники и их родители занимали здания школ, организовали 13 многотысячных демонстраций, сопровождавшихся стычками с полицией, предприняли даже символическую оккупацию Сорбонны. По их требованию власти дали согласие создать 3000 новых учебных мест. В октябре 1998 сотни тысяч учащихся протестовали против нехватки преподавателей и недостаточного оснащения школ учебным персоналом и материалами. Вновь произошли тяжелые столкновения с полицией. Министр образования Клод Аллегр вынужден был выдвинуть экстренную программу беспроцентного кредитования с целью создания 14 тысяч преподавательских мест и ремонтных работ на 4 млрд. франков, рассчитанных на 4 года.

В 1999 увеличилось число забастовок работников частного сектора. Стимулом послужила борьба за конкретные условия осуществления закона о 35-часовой рабочей неделе. В результате количество потерянных рабочих дней возросло с 354 тыс. до 574 тыс.

В начале 2000 страну потрясла волна широких стачек и демонстраций работников почты, государственных больниц, финансовых управлений и работников образования. Они протестовали против политики, продиктованной условиями европейского Пакта о стабильности: отказа увеличить число рабочих мест в государственном секторе, экономии финансирования общественных услуг, ухудшения условий труда для сотрудников общественного сектора и т.д. Преподаватели и учащиеся выступали против планов министра образования Аллегра, направленных на большее приспособление системы учебы к требованиям экономики, т.е. предпринимателей и на углубление различий между разными видами учебных заведений. Их забастовки и демонстрации продолжались почти непрерывно в течение месяца. Налоговые служащие сопротивлялись против намерения лишить их статуса работников общественных служб, персонал больниц и клиник – против сокращения числа коек, сотрудники почты против интенсификации труда под предлогом сокращения рабочей недели. Отмены запланированных правительством мер потребовали даже многие депутаты от правящих партий.

Премьер-министр Жоспен пошел на некоторые уступки: снижение налогов на малообеспеченных, уменьшение НДС на 1% и смягчение бюджетной экономии. Кроме того, он был вынужден в марте 2000 переформировать правительственный кабинет. В него был включен лидер левого крыла Социалистической партии Жан-Люк Меленшон, получивший пост министра профессионального образования. На два места больше получили «зеленые» и коммунисты. В то же время не справившийся с административно-финансовой реформой министр экономики и финансов Кристиан Соттер был заменен представителем умеренного крыла социалистов и соперником Жоспена-Лораном Фабиусом, приверженцем неолиберальных мер (сокращения прогрессивного налогообложения и пенсионной реформы). Новым министром образования стал Жак Ланг, которому было поручено продолжать спорную реформу этой отрасли.

Несмотря на растущее недовольство населения, левая коалиция могла первое время ссылаться на некоторые успехи. Экономический рост в 1998–1999 находился на уровне 3%, уровень инфляции оставался низким (1%), во внешней торговле сохранялся положительный баланс в 100 млрд. франков. Удалось сократить уровень безработицы (число безработных с января 1996 по май 2000 сократилось на 1 млн.). Однако все это не привело к значительному смягчению социальных проблем. Св. 4,2 млн. человек жили ниже официального уровня бедности. В начале 2000 более 6 млн. человек жили за счет социальной помощи, почти 4 млн. работников трудились на условиях неполной занятости (85% из них – женщины). Семь восьмых из 1,5 млн. вновь созданных рабочих мест были низкооплачиваемыми (не более 7400 франков в месяц). Продолжали ухудшаться условия занятости: количество краткосрочных трудовых соглашений возросло в 1999 на 34%, а в 2000 – еще на 20%. В то же время, выполнение Францией критериев финансовой стабильности ЕС позволило ей в 2002 ввести в оборот европейскую денежную единицу – евро».

Падение популярности правительства Жоспена отразилось на итогах местных (коммунальных) выборов в марте 2001. Правая оппозиция отвоевала 23 города с населением св. 30 тыс. жителей и контролировала теперь 139 городов (под контролем правящей коалиции остались 114 городов). Но и правые, в свою очередь, утратили контроль над Парижем и Лионом. Успеха добились «зеленые» и троцкисты. Несмотря на ослабление позиций Социалистической партии, ее генеральный секретарь Франсуа Олланд заявил, что никаких изменений в социально-экономической политике правительства не будет. В начале 2002 кабинет Жоспена планировал новые реформы в неолиберальном духе. В ходе встречи лидеров стран ЕС в Барселоне премьер-министр дал согласие на приватизацию государственной электрической компании «ЭДФ», проведение пенсионной реформы, которая предусматривала увеличение пенсионного возраста на 5 лет и развитие системы капитализации пенсий, а также на дальнейшее снижение государственной задолженности в рамках жесткой экономии. В результате к моменту президентских выборов в апреле 2002 три четверти избирателей, по данным опросов, не видели существенной разницы в предвыборных платформах кандидатов правых (Ширака) и социалистов (Жоспена).

Непоследовательной оказалась и внешняя политика левого кабинета. Правительство Жоспена начало с обещаний укрепить миролюбивый курс. Действительно, первые его шаги вели в этом направлении. Так, в августе 1997 кабинет объявил о проведении «новой африканской политики», которая предусматривала сокращение размещенных в Африке французских военных контингентов с 8300 до 6000 военнослужащих (к 1999 были выведены 1400 французских солдат из Центрально-Африканской Республики, а силы в Джибути сокращены с 3,5 до 2,4 тыс.). В сентябре 1997 Национальное собрание одобрило отмену обязательной военной службы к 2002, а в апреле 1998 ратифицировало договор о всемирном запрещении испытаний ядерного оружия. В Косовском конфликте Франция, выступавшая как традиционная союзница Сербии, вначале занимала умеренные позиции. В феврале-марте 1999 она взяла на себя организацию мирных переговоров в замке Рамбуйе под Парижем, которые закончились безрезультатно. В последующие месяцы Франция приняла участие в бомбардировке Югославии, что встретило критику даже в правительственном лагере. По окончании боевых действий в июне 1999 шеститысячный французский воинский контингент был направлен в состав международных сил в Косово. Уже в конце 1999 правительство Жоспена по существу отказалось от провозглашенной им доктрины невмешательства во внутренние дела франкоязычных африканских стран, осудив военный переворот в Кот д'Ивуаре.

По большинству вопросов внешней политики мнения правого президента Ширака и премьера-социалиста Жоспена совпадали. В 1999 Ширак воспользовался визитами во Францию глав государств Китая и Ирана, чтобы продемонстрировать внешнеполитическую самостоятельность страны. Вместе с председателем КНР Цзян Цзэминем французский президент высказался в пользу идеи «многополярного мира», в котором США не принадлежит единоличная гегемония. Однако время от времени между президентом и премьером вспыхивали разногласия. Так, в феврале 2000, находясь в Иерусалиме, Жоспен охарактеризовал действия шиитского ополчения «Хезболла» в Южном Ливане как «террористические», после чего был забросан камнями и прервал свою поездку на Ближний Восток. Ширак осудил высказывания Жоспена как вмешательство в конституционные прерогативы главы государства в вопросах внешней политики и заявил, что ближневосточная политика Франции остается неизменной.

Французское правительство активно выступало за углубление европейской интеграции, однако эта линия далеко не единодушно воспринималась во французском обществе. В 1999 в ведущей правой партии – Объединение в поддержку республики (ОПР) произошел раскол и была образована новая партия – Объединение за Францию и независимость от Европы» во главе с бывшим министром внутренних дел Шарлем Паскуа. На выборах в Европейский парламент в июне 1999 она вышла на второе место, набрав 13% голосов. Учитывая опасения «евроскептиков», президент Ширак заявил в мае 2001, что он выступает за «объединенную Европу государств», а не за «Соединенные штаты Европы».

После событий 11 сентября 2001 Франция объявила о присоединении к международной борьбе с терроризмом. Она поддержала свержение режима «Талибан» в Афганистане, организованное по инициативе США. Однако французское правительство возражало против кампании, начатой США с целью отстранения президента Ирака Саддама Хуссейна.

Серьезный ущерб престижу политической элиты Франции нанес ряд скандалов и судебных разбирательств. В марте 1999 вынужден был подать в отставку с поста председателя Конституционного суда на срок разбирательства бывший министр иностранных дел, социалист Роланд Дюма, которого обвиняли в коррупционном скандале вокруг нефтяной компании «Эльф-Акитен» (в феврале 2000 ушел с поста окончательно). По тому же делу велось расследование против деятелей концерна и против бывшего премьер-министра Эдит Крессон. Высокопоставленные деятели Социалистической партии – бывший премьер-министр Фабиус и бывший министр социальных дел Жоржина Дюфуа обвинялись в причастности к делу о переливании пациентам крови, зараженной вирусом СПИД. В марте 1999 суд оправдал их; бывший секретарь по вопросам здравоохранения Эдмонд Эрве был найден виновным в преступной халатности, но не наказан. В ноябре того же года вынужден был подать в отставку в связи со скандалом о незаконном финансировании политических партий. министр экономики и финансов Доминик Строс-Кан. Но в злоупотреблениях были замешаны и политики правых партий. В 2000 начато следствие по делу о коррупции против управляющего Французского банка Жан-Клода Трише, который занимал ответственный пост в министерстве экономики и финансов в 1992–1993. Голлистский мэр Парижа Жан Тибери, близкий к президенту Шираку, был обвинен во многих коррупционных скандалах, и в 2000 руководство партии Объединение в поддержку республики объявило о смещении его со всех постов. Многие утверждали, что к этим злоупотреблениям был причастен в бытность мэром Парижа сам Ширак.

В последние месяцы перед президентскими выборами весной 2002 общественное мнение Франции было в растущей степени обеспокоено проблемами «внутренней безопасности» и борьбы с преступностью. Хотя реальная статистика демонстрировала, что существенного роста преступности в стране не происходит, пресса и многие общественные деятели требовали принятия более решительных мер в этой области. Еще в январе 1999 правительство приняло программу действий по борьбе с молодежной преступностью, в которой предлагались не только социальные меры (создание рабочих и учебных мест для молодежи), но и усиление преследования и наказания виновных. В 2001 был одобрен закон О повседневной безопасности. Тему преступности активно использовала крайне правая партия Национальный фронт (НФ), связывавшая ее с проблемой иммиграции. Левые и правозащитные организации доказывали, что криминальная обстановка во многих городских пригородах, в том числе среди молодых иммигрантов и французов из малообеспеченных семей, порождается острыми социальными проблемами. Реакция в обществе на вопросы «безопасности» зачастую принимала неадекватный характер. Этим воспользовались правые партии; их кандидат Ширак в борьбе за переизбрание строил на этом свою избирательную кампанию. Подогревание страстей вынудило представителей левых (Шевенмана, а затем и Жоспена) доказывать, что и они озабочены данной проблемой. Такой поворот в избирательной кампании в сочетании с растущим недовольством неэффективностью политики правительства Жоспена привел к неожиданным результатам президентских выборов 2002.

Первый тур выборов 21 апреля 2002 стал настоящим политическим шоком. Кандидат социалистов Жоспен потерпел сокрушительное поражение: набрав всего 16,2% голосов, он оказался на третьем месте, после чего объявил о своей отставке с поста лидера соцпартии. Во второй тур выборов вышли кандидат ОПР, действующий президент Жак Ширак (19,9% голосов) и лидер ультраправого НФ Жан-Мари Ле-Пен (16,9%). Катастрофическое поражение потерпели другие кандидаты от правящей левой коалиции: лидер «Республиканского полюса» Шевенман (5,3%), представитель «зеленых» Ноэль Мамер (5,2%) и особенно кандидат компартии Робер Ю (3,4%). Напротив, три троцкистских кандидата (Арлетт Лагийе от «Рабочей борьбы», Оливье Безансено от «Революционной коммунистической лиги» и Даниэль Глюкштейн от Партии трудящихся) собрали в общей сложности рекордное число голосов – 10,4%. Почти 30% избирателей (преимущественно, разочарованных сторонников левых) вообще не пришли к избирательным урнам.

Успех кандидата НФ Ле-Пена совершенно дезориентировал французских левых. По всей стране происходили многотысячные демонстрации с призывами не допустить к власти ультраправых. Заговорили о «фашистской опасности» во Франции. Это позволило Шираку представить себя в качестве «последней надежды» демократии и на этой волне сплотить вокруг своей кандидатуры не только традиционно-правый, но и левый электорат, заручившись также поддержкой социалистов, коммунистов и части троцкистов. В ходе второго тура 5 мая 2002 он одержал сокрушительную победу (82,2% голосов) и был переизбран на пост президента. После этого Ширак немедленно распустил Национальное собрание и, пользуясь хаосом среди левых партий, назначил проведение новых парламентских выборов. Временное правительство из представителей правых партий возглавил по его поручению Жан-Пьер Раффарен.

Досрочные выборы в Национальное собрание в июне того же года дали убедительную победу поддержавшей Ширака коалиции «Союз за президентское большинство», сформированной ОПР и Либеральной демократией. Набрав 33,7% голосов, союз завладел 357 из 577 мест в собрании. 29 мандатов (4,8% голосов) пришлись на долю Союза за французскую демократию (СФД), 9 (3,7% голосов)достались другим правым. Левые партии еще не оправились от тяжелого поражения на президентских выборах: социалисты получили 140 мест (24,1% голосов), коммунисты – 21 (4,8%), левые радикалы – 7 (1,5%), «зеленые» – 3 (4,5%), другие левые – 6 (1,1%). Ультраправые собрали в общей сложности 12% голосов и не смогли завоевать ни одного места. Троцкисты также выступили на сей раз более скромно – ок. 3% голосов. К урнам пришло чуть больше 60% избирателей.

После парламентских выборов Раффарен сформировал новое правое правительство с участием «Союза за президентское большинство» (позднее преобразован в Союз за народное движение) и СФД. В его программу входило решительное осуществление неолиберальных мер: приватизации, преобразования сектора общественных услуг, реформ пенсионной системы, системы социальных пособий, системы образования и научных исследований и т.д. Речь шла по существу о радикальном ограничении элементов социального государства.

Но в первую очередь правительство Раффарена приняло меры в области «внутренней безопасности». Законы, принятые в 2002–2004 по инициативе министра внутренних дел Николя Саркози и министра юстиции Пербена предусматривают увеличение числа полицейских на 15 тыс., усиление наказаний и штрафов за мелкие преступления, нарушение «общественного порядка» и несанкционированные протесты, расширение полномочий полиции и прокуратуры, восстановление детских тюрем и т.д. Результатом стал значительный рост количества заключенных во Франции: с 56 тыс. в августе 2002 до 63 тыс. в мае 2004 (при наличии всего 49 тыс. мест в тюрьмах).

Первыми объектами для приватизации правое правительство назвало государственную газовую и электрическую компанию «ГДФ-ЭДФ», авиакомпанию «Эр Франс» и телекоммуникационную фирму «Франс телеком». В начале 2003 последовало заявление о намерении, в соответствии с установками ЕС, допустить частный капитал в сферу железнодорожных перевозок и почтовой связи. Эти планы вызвали осенью 2002 широкие протесты работников соответствующих секторов. Одновременно в школах начались выступления против сокращения рабочих мест вспомогательного персонала и воспитателей. Чтобы успокоить профсоюзы, правительство создало особую пенсионную кассу для работников «ГДФ-ЭДФ», но работники на референдуме не поддержали правительственный план реформы фирмы (позднее кабинет постарался достичь договоренности с профсоюзами о частичной приватизации). Кроме того, с начала 2003 развернулись массовые протесты в учебных заведениях: недовольство вызвали положения предлагаемого закона о децентрализации, которые открывали возможность отмены статуса государственных служащих для 110 тыс. занятых в сфере общественных услуг, включая технический и вспомогательный персонал учебных заведений, психологов и т.д. Зимой и весной 2003 по всей стране прокатились стачки работников школ и других учебных заведений, которые сопровождались крупными демонстрациями и даже захватами школ педагогами, учениками и их родителями. В марте в секторе образования началась всеобщая бессрочная стачка, которая продолжалась более 2 месяцев.

Ссылаясь на неблагоприятную демографическую ситуацию, кабинет Раффарена предпринял в январе 2003 первый шаг в реформе пенсионной системы: он предложил продлить необходимый для получения пенсии стаж уплаты взносов в государственном секторе с 37,5 до 40 лет. Чтобы предотвратить повторение забастовочной волны 1995, на сей раз было объявлено, что данные меры не распространятся на железнодорожников, работников парижского метро и предприятий «ГДФ-ЭДФ». Правительству удалось добиться поддержки со стороны оппозиционной Социалистической партии и части профсоюзов, но рядовые работники были возмущены ухудшением своего положения. Они доказывали, что «старение» населения компенсируется существенным ростом производительности труда. Под давлением «снизу» профсоюзы вынуждены были организовать массовые стачки и протесты, совпавшие с движением в учебных заведениях. Выступления, в которых приняли участие миллионы людей, охватили почти все города и населенные пункты страны. Между 1 февраля и 10 июня 2003 состоялись 7 общенациональных дней действий; протесты нередко сопровождались столкновениями с полицией. Однако лидеры профсоюзов не допустили перерастания движения во всеобщую забастовку, а правительство отказалось пойти на уступки (премьер-министр Раффарен заявил, что во Франции «правит не улица»). В итоге движение закончилось неудачей, и парламент утвердил спорную реформу. Тем не менее, дальнейшие преобразования в пенсионной сфере были отложены, а проекты по «децентрализации» и ограничению автономии высшей школы – взяты назад.

Социальные движения весны-лета 2003 продемонстрировали правому правительству, что реформы следует проводить более осторожно. Не посягая на систему социального страхования в целом, кабинет Раффарена ограничился частичными мерами: было сокращено количество медикаментов, оплачиваемых из страховки, повышены взносы за пребывание в больницах и т.д. Параллельно власти объявили о начале переговоров с профсоюзами для обсуждения глубокой реформы системы социального страхования, которая должна позволить частным страховым компаниям активно внедриться в эту сферу. Аргументом в пользу мер по сокращению выплат и пособий служил растущий дефицит касс социального страхования. Критики правительственных мер указывали на то, что такое положение во многом создалось из-за многомиллиардной задолженности государства и предпринимателям по взносам в эти кассы. Несмотря на возражения в обществе, правительство добилось принятия в мае 2003 закона, в соответствии с которым с 2004 безработные должны были по 20 часов в неделю работать в тяжелых и неполноправных условиях на специально созданных рабочих местах; в случае отказа они лишались пособия по безработице. Зато разработанные правительством планы резкого сокращения расходов на науку и исследования были взяты назад из-за массовых протестов французских ученых.

Падению престижа правых способствовал в 2004 и скандал, связанный с судебным приговором в адрес лидера «Союза за президентское большинство», бывшего премьер-министра Алена Жюппе. Его обвинили в использовании бюджета мэрии Парижа для финансирования своей политической партии, приговорен к 18 месяцам заключения условно, а также утратил право избираться на государственные посты в течение 5 лет. Это лишило его возможности выдвигать свою кандидатуру на пост следующего президента Франции. Новым лидером правящей коалиции стал Николя Саркози (с 2004 перемещен с поста министра внутренних дел в должность министра экономики и финансов).

Непопулярность социально-экономической политики правительства Раффарена обернулась серьезным поражением правящей коалиции на выборах в Европейский парламент летом 2004. После этого правительство было переформировано, но продолжило идти прежним курсом.

Новая волна сопротивления против реформ правого кабинета поднялась в начале 2005. Недовольство трудящихся вызвал закон, принятый французским парламентом и позволяющий продлевать рабочую неделю сверх установленных 35 часов. В феврале и марте 2005 профсоюзы железнодорожников и работников авиационного транспорта провели дни протеста против ограничения 35-часовой рабочей недели и за повышение заработной платы; в десятках городов страны прошли забастовки и демонстрации трудящихся. Студенты и учащиеся провели марши под лозунгом «Спасем науку», добиваясь увеличения финансирования образования и создания 11 тыс. новых рабочих мест.

Оживленные дискуссии во французском обществе вызвал закон, запретивший с начала 2004 учебного года ношение религиозных символов в школах, коллежах и государственных лицеях. Хотя он мотивировался необходимостью защитить светский характер школы, мусульманская община Франции протестовала против того, что девочки из исламских семей не смогут носить чадру и вуаль. Некоторые левые организации сочли новые правила проявлением расизма в отношении иммигрантов из Северной Африки и других мусульманских стран. Такой взгляд спровоцировали высказывания французских ультраправых, охарактеризовавших Францию как страну «христианской культуры».

Внешнеполитический курс Франции в начале 21 века в целом не изменился. Упор делался по-прежнему на защиту французских интересов в тех районах планеты, где страна пользовалась традиционным влиянием, особенно в Африке и на Ближнем Востоке. После вспышки гражданской войны в Кот д'Ивуар при посредничестве Франции было в январе 2003 подписано мирное соглашение в Маркусси. Для наблюдения за его выполнением в республике были размещены французские войска, которые жестко реагировали на любые инциденты. В 2004, в ответ на нападения правительственных сил они уничтожили авиацию Кот д'Ивуара, что вызвало протесты властей страны и волну погромов против французских граждан. Лишь с трудом удалось восстановить статус-кво.

В 2003 Франция отказалась поддержать инициированное США вторжение в Ирак. Вместе с ФРГ и Бельгией она подчеркивала необходимость самостоятельной европейской внешнеполитической линии и обсуждала с этими странами возможность формирования специальных европейских сил быстрого реагирования, что вызвало недовольство со стороны США. Близость позиций между Францией и Россией в оценке международных проблем проявилась в ходе встреч в верхах между президентами Франции и России в январе и июле 2002 и в сентябре 2003, а также в ходе трехсторонней встречи с участием канцлера ФРГ Герхарда Шрёдера летом 2004 и четырехсторонней встречи с участием Шредера и премьер-министра Испании Сапатеро.

Франция приняла активное участие в разработке Европейской конституции, одобренной главами государств и правительств ЕС в 2004. В преддверие ее ратификации острые споры разгорелись в главной оппозиционной партии страны – Социалистической. Левое крыло возражало против текста конституции, считая, что в нем не получили должного отражения социальные моменты. Однако руководство партии во главе с Олландом добилось одобрения на внутрипартийном референдуме. Референдум по Европейской конституции состоится во Франции в мае 2005.

Все статьи о стране →

Добавить
В ИЗБРАННОЕ!
нас добавили уже 1903 человек!
© 2007-2017. Послы.ру. Все права защищены.

Продвижение сайта - ООО Оптима